Малевич

День пионерии


В своё время я сделал карьеру по пионерской части.
Сыграли два фактора: учёба давалась легко и брат учительствал в средней школе. А я учился в начальной.
Был председателем совета отряда и председателепм совета дружины у себя в школе. Жил по подсказкам взрослых. Подсказки, наверное, были правильными, поэтому жилось легко.

Трижды или четырежды проводил по сезону в пионерском лагере.
Там было всё просто: классы сельской школы заставляли кроватями, а жор готовили во дворе на летней кухне.
В Усть-Соснове на школьной веранде жили ласточки, а под горкой текла Иня и я в ней научился плавать.
В Хорошеборке научился рыбачить. А в Миничеве печь в костре кедровые шишки.

Мне нравилось быть пионером. У меня был шёлковый красный галстук на подшитом белым воротничке, а на рукаве курточки - красные лычки, я же, напоминаю, был председателем пионерских советов. Неоднократно.
Малевич

Шахрин вносит ясность

Конфликт в Ё-бурге вокруг строительства православного храма резонирует во всей России.
Оппозиция, которой всё равно против чего, лишь бы против, прямо-таки бьётся в припадках, мол, церковники всё на свете заставили культовыми сооружениями.
Ажиотаж искусственный, на мой взгляд. И это подтверждается независимым взглядом человека, которому не безразличен город, в котором он живёт.


14 мая лидер группы «Чайф» Владимир Шахрин опубликовал на екатеринбургском сайте Е1 статью в защиту строительства храма Святой Екатерины. Вокруг строительства в городе несколько дней проходили столкновения между активистами, полицией и людьми, называвшими себя защитниками храма. Музыкант, изначально выступавший против возведения храма в других местах, сейчас поддерживает проект: выбор в качестве площадки сквера в центре города он считает хорошим компромиссом, а протестующих назвал «жертвами манипуляторов». Спецкор «Медузы» Андрей Перцев поговорил с Владимиром Шахриным о его отношении к властям и спонсорам строительства храма — а также о протесте, взрослении и Егоре Летове.

— Вы сторонник строительства храма в сквере. Почему?

— Мне сложно встать на сторону противников храма. История не двухдневная: это не то что вчера начали неожиданно ставить храм — и вдруг народ охерел от неожиданности. Девять лет идет эта история! Девять лет идет, по сути, диалог с горожанами. Изначально хотели восстановить этот храм на том историческом месте — на площади Труда, где фонтан «Каменный цветок». Я был в числе противников этого места. Ходил в СМИ, искал аргументы: там уже была поставлена часовенка. Для меня эта площадь важна: фонтан я помню с детства, здесь мы пускали кораблики. Пространство имеет определенную архитектурную ценность: тут стоят здания в стиле конструктивизма. То есть — совершенно нет.

Люди пошли, придумали: чтобы не занимать ничью землю, давайте мы построим храм на воде, отсыплем остров, очистим реку Исеть. Начали очищать Исеть — народ снова против, и я тоже был против: нет, мне это не нравится. Там исторически сложившаяся панорама: кинотеатр «Космос» 1970-х годов, левее —стадион «Динамо» в стиле конструктивизма, красиво! Нет, нет и нет!

После был объявлен конкурс — выставили несколько мест, никем не выкупленных, — и проведены общественные слушания в интернете. Проголосовать два раза было нельзя. Получились такие результаты: порядка 60% за, 20% — против, и 20% — кому пофиг вообще; из тех, кто проголосовал. В это же время был сделан опрос ВЦИОМ, который показал: 40% — за, 20% — против, остальным — пофиг. Был сделан опрос ФСО: результаты примерно те же.

Некая историческая справедливость на стороне этого храма, мы его действительно в свое время разрушили. Город Екатеринбург, святая Екатерина, православных людей много — все логично. Я сам неверующий человек, я не православный. Мне в этом отношении проще говорить, надо мной не висит религиозная догма, мне не говорил батюшка в церкви: «Иди и сделай то-то, ты — православный человек, ты должен быть за храм». Я не должен. Когда мне моя совесть говорила: надо выступить против, — я выходил и говорил против. Но не в этой ситуации. Я понимаю, что этот храм должен быть — и должен быть в центре.

— Защитники сквера рассказывают, что в центре храмов достаточно, но они пустуют. Ажиотажа в церквях и я не вижу.

— В центре много музеев и много театров, и они тоже не с утра до вечера полные стоят. Люди находятся там, только когда идет спектакль или когда проводится какая-то значимая выставка. Но это не значит, что музеи и театры не надо финансировать из бюджета — а они почти все финансируются из бюджета — и [надо] закрывать.

Меня лично ничего не связывает со сквером. На этом месте ничего не происходит, там нет ничего такого, чего нельзя было бы сделать в любом другом месте. Лежать на травке? Отойди в исторический сквер через мост, и там та же самая травка, те же самые газоны — лежи! Еще через мост делают хороший современный сквер. Нужно более дикое место? Ну отойди к «Ельцин-центру», там тоже набережная. Саму прогулочную зону по берегу проект не перекрывает, а люди гуляют в основном там. Перекрывается, по сути, одна аллейка наискосок, до всех этих лавочек, до фонтанов, где собираются люди, где проходят концерты.

Зимой в сквере никого нет. Я специально месяца полтора назад набрал в «Гугле» «все скверы Екатеринбурга», вылезло 200 с чем-то скверов, но не этот. Летом ребята останавливались тут покурить травку, потому что это идеальное место: если едет полиция, видно издалека. Сальсу танцевали на берегу реки, а не на аллеях сквера, но даже если бы и там — танцевать можно у фонтана, у «Ельцин-центра». Места — во!

— Среди протестующих немало жителей близлежащих домов — им хочется рядом прогуляться среди деревьев, вывести куда-то детей!

— Человек 50 местных жителей, которые гуляли, там есть, но можно пройти подальше и гулять, кататься на велосипеде. Строительство в сквере — не идеальное решение, но это компромисс для меня, это компромиссное решение, которое устраивает обе стороны.

— Вернее, должно устраивать — защитники сквера компромисса не видят.

— Когда они говорят: нам все равно, но только не здесь — это тоже не компромисс, потому что он не устраивает ту сторону.
Малевич

Сандро из Чегема

"Пятничный Горький" сделал обзор "недолюбленных" шедевров мировой литературы.
Признаться, большинство из них мне совершенно не известны и тут соглашусь со знатоками - не просто не долюбленные, но и не возлюбленные.
Кроме, безусловно, "Сандро из Чегема" Фазиля Искандера, каждое слово которого можно (и нужно) смаковать, как леденец во рту.
Один из эпизодов романа "Пятничный Горький", напомнив о нём, приводит в качестве иллюстрации:

Центральное произведение Искандера — эпический плутовской роман из тридцати двух новелл, посвященный трудам и дням обитателей абхазского села Чегем. Время его действия охватывает более полувека, среди героев книги есть реальные исторические лица (Сталин) и вымышленные народности (эндурцы и кенгурцы). Говорить об этом произведении непростой судьбы (полная его версия на русском языке увидела свет лишь в конце 1980-х), не используя превосходных степеней, невозможно. Позднесоветская литература была гораздо скупее на шедевры, чем литература 1920-х годов, и один из них по сей день почему-то не считается обязательным чтением и не обсуждается взахлеб, хотя и регулярно переиздается. Дело, возможно, в том, что судьбы маленького села в Абхазии, которое сегодня уже считается заброшенным, кажутся не такими эпохальными, как описанное в «Войне и мире» с «Тихим Доном», — но не будем забывать, что события «Илиады» посвящены рядовому конфликту под стенами не самого большого малоазийского города-крепости. Дядя Сандро, скачущий на коне к своей любовнице, сванской княгине, которая неплохо умела стрелять и могла выдоить буйволицу, возвышается над другими чегемцами так же, как Ахилл над войском идущих в атаку ахейцев.

«Все это время [дядя Сандро] разговаривал со мной, иногда посматривая в дверной проем, словно ожидая кого-то, иногда давая своей жене мелкие хозяйские распоряжения. При этом он понижал голос, и это звучало, как в театре — реплики в сторону, которые якобы зритель не слышит.

— Безразмерные, — сказал он неожиданно, и старушка принесла ему носки, которые он с удовольствием надел, тщательно расправив на них все складки. Старушка поставила рядом с ним галоши уже в качестве личной инициативы, но, видимо, неудачно, потому что дядя Сандро тут же поправил ее. — Новые, — сказал он, как мне показалось, по случаю моего прихода. Старушка унесла старые галоши и принесла новые, сверкающие черным лаком, с загнутыми вверх носками.

Дядя Сандро надел галоши, легко встал и оказался, ко всем своим достоинствам, еще и высоким, стройным стариком, широкогрудым и узкобедрым, что несколько размывало иконописность его облика и одновременно усиливало дух византийских извращений, возможно, отчасти за счет галош с загнутыми носками».

Малевич

К истории Сибири

Зачем в 1951 году советская власть разгромила Дубчесские скиты

Автор: Тимур Сагдиев  |  2019-05-16 22:00:02

Русские старообрядцы издавна стремились уйти подальше от государственных чиновников, которых они считали «слугами антихриста». С приходом советской власти многие сибирские староверы стали укрываться все глубже в таежной глуши. Крупная группа верующих поселилась в скитах на реке Дубчес — одном из притоков Енисея. История своеобразной «республики» старообрядцев, фактически независимой от внешнего мира, закончилась в 1951 году.

Скиты Дубчеса

Старообрядцы часовенного согласия — одна из групп раскольников, потерявшая своих священников во время гонений при императоре Николае I. Роль иереев у них стали выполнять так называемые уставщики-миряне, богослужения проводились в часовнях (отсюда название). С Урала к концу XIX века течение распространилось на Сибирь и Дальний Восток. Здесь возникали таежные монастыри, неподалеку от которых селились тесно связанные с ними крестьянские семьи.

В Красноярском крае крупным центром старообрядчества стали Дубчесские скиты, основанные выходцами из Курганской области в начале 1940-х. Их организатором был духовный авторитет — старообрядческий наставник Симеон Лаптев. Он проповедовал, что победа коммунизма во всем мире будет равнозначна наступлению библейского царства Антихриста. Рядом с двумя мужскими и четырьмя женскими скитами на заимках жили миряне, которые предпочли бежать в тайгу от коллективизации. «Столицей» часовенных стала деревня Сандакчес. В суровых северных условиях раскольники приспособились к весьма необычному рациону. Картофель у них долгое время был запрещен по религиозным причинам, поэтому основу питания составляли репа, рожь и кедровое масло.

С 1949 года насельники скитов стали замечать летающие над тайгой самолеты. Вслед за этим их посетили ученые-метеорологи. Однако еще 2 года советская власть не трогала старообрядцев, скрывавшихся в труднодоступной местности.

Десант 1951 года

У сибирских старообрядцев существует развитая письменная культура, поэтому о событиях апреля 1951 года можно судить на основании их собственных сочинений, вошедших в сборник народной литературы «Урало-Сибирский патерик». Сохранились и документы уголовных дел в отношении верующих.

Операция началась с того, что в тайге с вертолетов высадился отряд милиции и красноармейцев — другим путем добраться до скитов в холодное время года было просто невозможно. Первыми под удар попали жители заимок. Требуя от них показать дорогу к скитам, милиционеры подвергли крестьян пыткам. Добравшись до монахов, представители власти напали на них, по свидетельству старообрядческого автора, «словно ястреб на птенцов». Прежде чем вывести иноков из тайги, коммунисты вдоволь поиздевались над ними. Некоторых монахов раздевали догола, запрягали их в сани вместо лошадей и стегали кнутами. Милиционеры занимали кельи, прежних же обитателей согнали всех вместе в храм. Так продолжалось до весны, когда старообрядцев этапировали в город на плотах. Скиты были уничтожены вместе с древними иконами и рукописями.

«Кельи, книги, иконы — все сожгли наотло. Сожигатели ужахнулись и удивились такой массе книг, но по своему озверению ничему цены не предали», — сетовал один из свидетелей разгрома (особенности речи сохранены). Власти инкриминировали арестованным «контрреволюционную деятельность». 33 человека, включая монахинь и иноков, были осуждены в Красноярске за «создание нелегального антисоветского формирования». По данным исследователя Игоря Кузинера, сам Симеон Лаптев был приговорен к 25 годам заключения, однако успел отбыть в лагерях не больше 3 лет, фактически добровольно уморив себя голодом в Озерлаге. Других осужденных отпустили на волю вскоре после смерти Сталина.

Старообрядческая жизнь на Дубчесе полностью не прекратилась — и скиты, и заимки были возрождены. Однако о прежней самостоятельности речи уже не было. История разгрома Дубчесских скитов примечательна прежде всего жестокостью властей, которые устроили карательную экспедицию, чтобы отправить в лагеря людей, не представлявших никакой угрозы для общественного строя.

лиса-нахалка

Скандал в Каннах : Женщины требуют лишить Алена Делона почётного приза



В эти дни проходит 72-й Каннский кинофестиваль, и вот он, первый и притом затмевающий многое другое по накалу и громкости скандал.

Дирекция Каннского фестиваля планировала отметить выдающуюся карьеру Алена Делона специальным почётным призом - Золотой Пальмовой ветвью, но женщины категорически против и протестуют не на шутку.


Collapse )

Я, со своей стороны, за то, чтоб вручить Делону приз.
Он заслужил.
А вы как считаете ?
Есть ли у вас любимый фильм с его участием ?



Малевич

Иди ты в жопу, "Эко Фенстер"!

Задолбали звонками из некоей "федеральной компании" под названием "Эко Фенстер".
Насколько я понимаю, навязывают услуги по замене пластиковых окон и балконных дверей. Мол, следует менять через три года.

Насколько помню, контора, которая мне ставила окна, давала гарантию - 7 лет. Значит, эти "Фенстеры" - аферисты. Может, не совсем, окна они заменят, но за деньги, а нужна ли эта замена, убедят, мол, нужна.
У меня проблем с окнами нет. Дюжеют уже лет десять. Устал посылать "Эко Фенстер" по анально-генитальным адресам.