Вредный Старикашка (vas_pop) wrote,
Вредный Старикашка
vas_pop

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Шорская поэтесса Таяна Тудегешева

Она родом из Усть-Анзаса. По моим впечатлениям, это самое красивое село Горной Шории. С южной стороны там высится Ак-Кая, скала из белого известняка, с севера — поднимается зелёной травой и уходит за горизонт урочище Таз-Гол. На восток — тайга, где-то за ней самая высокая гора Шории — Патын.

Оттуда, с Патына, течёт Анзас — ручей, ну, малая речка. Посреди реки — песчано-галечная отмель, наследок золотодобычи ещё Девятнадцатого века.

Село стоит на правом берегу, при впадении Анзаса в реку Мрассу. Первую и, пожалуй, главную реку Горной Шории (пусть Кондома не обижается), потому что пересекает её наискось, от самого юга до самого севера. Тут когда-то был православный миссионерский стан, основанный знаменитым иереем Василием Вербицким. Он склонил шорцев к Православию. В верованиях при советской власти шорцы были поколеблены, но к шаманству в чистом виде не вернулись. Стали как бы полиморфными: в избах можно видеть иконы с Николой Угодником, его тут особо почитают, но, выйдя из избы, шорец охотно покажет, где у него водятся «иннеры», похожие на русских леших, и почему не стоит ночевать на чердаке, где живёт злой «узют».

Усть-Анзас находится в среднем течении, это село — в средостении, может быть, в самом сердце Шории.

Сердце Шории бьётся стихами Таяны Тудегешевой.

Есть на свете обитель, приют – это родина,

Там сбегают ручьи с гор седых в синий лес.

Анзас — чистая речушка, профильтрованная тайгой. И Мрассу теперь чистая — из её водосборной площади ушли золотодобытчики и лесорубы, некому стало мутить эти воды и беспокоить духов Воды и Земли.

Эти духи обитают напротив устья Анзаса, на высоком левом берегу, вздымающемся девятиглавой горой Айган, часто затуманенной низкими шорскими облаками. Сюда первыми приходят утренние солнечные лучи, отсюда они последними уходят. И наступает ночь духов.

Над туманным и вечным Айганом

Одиноко застыла луна.

Вдоль Мрассу исчезает след санный…

И душа тихой грусти полна.

Родившейся в Усть-Анзасе нельзя не писать стихи. Таяна Тудегешева начала писать их в шестом классе местной школы, где учительствовал её отец — Василий Василий Каныштаров. Профессиональным поэтом она стала после Высших литературных курсов, пройденным в Москве.

Стихи Тудегешевой странно и волшебно организованы. С виду русский стих: иногда рифмованный, иногда белый, без рифм, бывает, что и свободный — верлибр. Но в то же время явно присутствует в нём специфичная шорская, азиатская интонация. Она — двуязычный поэт, пишет и по-шорски. Но когда по-русски, то тоже получается по-шорски. Талантливое соединение двух культур: коренной шорской и привнесённой, но счастливо и охотно усвоенной русской. Особенно ощутимо это, разумеется, в тематике и в образном строе:

Был аргамак со славою былой –

Затмило свет коварною стрелой.

Сыны ушли, избрав отважный путь,

Земля родная им не сдавит грудь...

Можно блоковское вспомнить «да скифы мы, да азиаты мы» (Блок и русских в этот евразийский конгломерат впаял) и спроецировать на родовые корни Тудегешевой и выйдет сущая правда: через Усть-Анзас прошли толпы разных народов, в том числе скифы или куманы (есть у Мрассу приток — Кубансу или Кумансу, река куманов), эти горы дышат древней азиатчиной, тут на каждом речном мысу древние захоронения, только коснись почвенного слоя.

Я – дочь, я – ветвь Абинского народа,

Наш род Аба, и нет древнее рода.


  • Да, Аба значит — Отец. Глава рода родов. А сама Таяна Тудегешева — родоплеменная сказительница. Или шаманка, в чем охотно признаётся:


Я пронзаю взглядом сумрак ночи

У костра таинственных курений.

Сквозь дымы грядущее пророчу,

В мир иной я открываю двери.

По судьбе мне выпал строгий жребий

Встать на страже между тьмой и светом.

Мчусь стрелой девятиглазой в небе,

Весть с земли несу к мирам далёким.

Я много раз бывал в глубинной Шории. Заводил там друзей и знакомых. Со временем связи поистончились, но не порвались. Мне нравится простодушие этих людей, их открытость и добросердечность.

И склонность к поэтическому слову.

Однажды мы сплавлялись по Мрассу и ночевали в Усть-Ортоне — посёлке, где живёт семейная шорская пара — Максим и Людмила Торчаковы. Двое. У них ни электросвета, ни радио. Есть только плеер-кассетник. И там записаны песни о Шории. В том числе на стихи Таяны Тудегешевой.

Вечером хозяева угощали нас абырткой (лёгкой ячменной бражкой), жареными харюзами и этими песнями — как самым лучшим блюдом.

На фото Рашида Салихова Усть-Анзас, взгляд вверх по течению Мрассу.

Tags: Кузбасс, литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments