February 17th, 2017

Малевич

Попытка уязвить


Вот этой якобы уничижительной надписью меня попытались уязвить.
А я не уязвился.
Ничто тут не противоречит русскому человеку, который внутри меня: быть патриотом это значит любить и знать свою историю, в том числе Российскую и Красную империи. Включая монархов и вождей - Рюриковичей, Романовых и Сталина. И Путина, возрождающего русский дух.
А также верить в Господа, а в кого же ещё?

Почему-то евреи ухитряются чтить своих ветхозаветных мафусаилов и многотысячелетний мононациональный Израиль, обожать героев войн с арабами и соблюдать иудейские обряды, а перед русскими должны стоять альтернативы типа: "Ты за большевиков аль за коммунистов?".
Да идите вы, я не хочу и не могу делать выбор, мне нравится и так.

Над Русской землёй последовательно восходила и закатывалась разная власть, которая то нравилась, то не нравилась народу.
Но земля оставалась той же самой. И народ живёт на ней тот же. И ему нравится тут жить. И чтить Бога, русских государей, русское победительное оружие, красного царя Сталина и приятственно относиться к Путину, чуя в нём своего.

Уж такие мы уроды. Не замайте нас.
Малевич

70 лет русской службе "Голоса Америки"

Как я понимаю, они начали нас обрабатывать раньше, чем мы их.
Что ж, это у них получалось - "Голос Америки" стал реальным информационно-политическим фактором нашей жизни, как только радиоприёмники с короткой волной перестали считаться предметом незаурядного достатка.

"Голос" то глушили, то не глушили. О нём слагались легенды. Например, когда от мороза лопнул мост в Кемерове (помнится, это случилось в 1969 году), людская молва приписала распространение этого известия "Голосу Америки", а, конечно, не местному радио.
Когда началась эпоха диссидентства и внезапных эмиграций популярных писателей за кордон, мы узнавали об этом исключительно из "голосов". К "Голосу Америки" присуседились семейством голоса Швеции, Израиля, Японии, Франции, это помимо Би-Би-Си и "Свободы".

Про Чернобыль я, к примеру, узнал от радио Швеции.

Однажды мне довелось стать персонажем новостей "Голоса". Это случилось в 1966 году, когда мы, группа журналистов одной северной радиоредакции, друджно уволились "в знак протеста" против чего-то, конкретно против чего, уже и не помню.
Дальше были какие-то оргвыводы, не слишком злые, и мы скоро вновь собрались в соседней северной радиоредакции - рукой подать через Гыданский полуостров. Там я, впрочем, тоже не удержался и свалился по меридианам и параллелям ближе к дому.
Где и остаюсь по сей день.

Помимо политики "Голос" был славен Уиллисом Коновером - басистым джазовым обозревателем. Его "Джазовые часы" шли без перевода, да там слов много не произносилось, фактически это были подводки к музыкальным номерам. Оттуда и пошло, наверное, увлечение моего поколения (и не только моего) классическим американским джазом.

Сейчас "Голоса Америки" в эфире уже нет. Всё вещание интернетное, на сайте.
70 лет. Ты гляди, однако...
Меняла ли нас эта радиостанция? Конечно. Мы учились у неё здоровому скепсису. Иронии. Хотя, конечно, само по себе это радио было брутальным и никак не ироничным. Просто оно было альтернативой советской пропаганде и всем нам - "совкам" и "ватникам", всё равно сохранившим в себе себя.

Малевич

Пётр Чаадаев

Дмитрий Галковский продолжает пробовать на зуб наши знания по истории русской словесности: http://galkovsky.livejournal.com/266342.html
Он вытряхивает на стол ваш "личный портфель" образованческих трюизмов и со спокойной издёвкой их рассматривает.
Портфель, конечно, шикарный, с замками, с ручкой и ремешком через плечо, а что в нём? А в нём все, как у людей (помните Шукшина?) - бутылка водки и "два кусочека колбаски".

"Что достаточно знать о Чаадаеве" в принципе умещается в дайджест из нескольких простых уничижительных слов: "фанфарон" и "глуп как пуп". Между тем о Чаадаеве современники писали так:

Он вышней волею небес
Рожден в оковах службы царской;
Он в Риме был бы Брут, в Афинах Периклес,
А здесь он — офицер гусарской.


Правда, настоящий гусар и поэт Денис Давыдов отзывался о Чаадаеве, "маленьком аббатике", как о ничтожестве.
Но и другая правда: в свете либерально-демократических ветров, которые постоянно обдувают Россию Чаадаев - оплот прогресса и надёжа нации.
До сих пор, блять.

Галковский богато цитирует свой объект. Ну, к примеру:

«По своему происхождению и по своим отличительным чертам русское рабство представляет собой единственный пример в истории: в современном состоянии человеческого общества она не знает подобного. Если бы в России рабство было таким же учреждением, каким оно было у народов древнего мира или каково оно сейчас в Северо-американских Соединенных Штатах, оно бы несло за собой только те последствия, которые естественно вытекают из этого отвратительного института: бедствие для раба, испорченность для рабовладельца; но последствия рабства в России неизмеримо шире… Будучи рабом по всей силе этого понятия, русский крепостной вместе с тем не носит отпечатка рабства на своей личности, он не выделяется из других классов общества ни по своим нравам, ни в общественном мнении, ни по племенным отличиям; в доме своего господина он разделяет повседневные занятия свободного человека; в деревнях — он живет вперемежку с крестьянами свободных общин; повсюду он смешивается со свободными подданными без всякого видимого знака отличия. И в этом-то странном смешении самых противоположных черт человеческой природы и заключается, по нашему мнению, источник всеобщего развращения русского народа. Вот поэтому-то все в России и носит на себе печать рабства — нравы, стремления, образование и вплоть до самой свободы, — поскольку о ней может идти речь в этой стране».

Что из этого следует? Из того, что "рабство" в России как бы и не рабство вовсе? По Чаадаеву в "этой стране" всё много хуже. Вот было б рабство рабством - полноценным, "раб - говорящее орудие", "захочу - с кашей съем", а он, раб, подлое отродье, с барином и барыней на Пасху христосуется братским поцелуем - Россия, матьеёзаногу, непонятная страна, два Новых года в году...

Озадачивает Галковский. В лужу, падла, содит.
Вот почему его и надо читать.