March 20th, 2017

Малевич

По Руси

Покойный Евгений Пестерев за несколько лет до своего ухода совершил большое путешествие по России и написал об этом, а я пристроил сей большой текст в газету "Губернские ведомости", ныне закрытую.
Путешествие датируется началом текущего, 21 века...
Предлагаю, как есть, с моим коротким вступлением.


Путешествия
Евгений ПЕСТЕРЕВ
С РЮКЗАКОМ ПО РОССИИ
Его прозвище – «Борода». У него в самом деле знатная бородища – лопатой. Во всю грудь. Евгений Михайлович Пестерев – в недавнем прошлом журналист. Сейчас пенсионер.
Жизнь помотала его по свету. Работал редактором книжного издательства в Иркутске. Газетным корреспондентом в Певеке, это на Чукотке. И в Калмыкии – в Элисте, тоже в газете. И, естественно, в Кузбассе, где его корни.
Нынешним маем он задумал пройти часть ранее пройденного пути. Для начала посетить Северный Кавказ. Мол, как раз лета и хватит за всё про всё.
Передвигался Пестерев по-разному. Где ухитрялся на попутках проехать, автостопом. Где покрывал расстояния с помощью электричек – для пенсионеров они бесплатные. А то просто пешочком по шосейной обочине, ночуя в придорожных перелесках. Эдак – частенько.
По моему ходатайству пешеходу выправили в туристской федерации специальную бумагу – что он не бродяга и не «бомж», а кузбасский искатель приключений. И его свободно пускали на вокзалы – переночевать на казённой лавочке.
Жизненных сил у пенсионера-туриста-журналиста немеряно. Мне кажется, он мог бы претендовать на запись в книге рекордов уже своим нынешним переходом. Но ветеран задумывает новое путешествие – береговой линий Северного Ледовитого океана пеша пройти от Мурманска до Чукотки. В рюкзачок к палатке и спальному мешку добавив надувную лодку – перезжать устья великих рек.
Посмотрим. Авось и пройдёт. Говорю ж – сил ему не занимать. А пока читайте об уже пройденном.
Василий ПОПОК.


НЕСКОЛЬКО ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЙ АВТОРА
Первое. Прежде всего, благодарю редактора регионального выпуска газеты «Советский спорт» в Кузбассе» Вадима Антонова — моего главного казначея на период перехода. Вадим четко, безукоризненно обеспечивал мне денежную подпитку. Также благодарю писателя Валерия Козлова, журналистов Виктора Кладчихина, Анатолия Паршинцева и Василия Попка, а также президента областной федерации спортивного туризма Александра Егорова за моральную и материальную поддержку при организации и подготовке этого мероприятия. Если бы не их помощь, мне навряд ли удалось облечь во плоть давнюю мечту.
Второе. Любознательному читателю предлагаю развернуть административную карту России и, ориентируясь по железной дороге, мысленно проследовать из Кемерова через Юргу-2 до Новосибирска. Далее: Омск — Тюмень — Екатеринбург — Красноуфимск. От Красноуфимска нужно резко свернуть на юг и по западным отрогам Урала дойти до Уфы. Отсюда: Самара — Сызрань — Пенза — Рязань — Москва. Из белокаменной дорога через Воронеж ведет на Ростов-на-Дону. Из Ростова кратчайший путь на Кавказ: Тихорецк — Армавир — Невинномысск.
В моем туристическом маршруте последняя точка похода на Северный Кавказ — город Черкесск. Он расположен в шестидесяти километрах к югу от Невинномысска.
Из Черкесска начинается дорога домой. Она проходит оп Ставропольскому краю (Невинномысск — Светлоград — Ипатово — Дивное), пересекает озеро Маныч-Гудило и устремляется в степи Калмыкии до Элисты и дальше — на Волгоград. Дальше путь лежит по правобережью Волги до Саратова. И вот она — Сызрань. Здесь замыкается первый круг — по европейской части России.
От Сызрани уже знакомая дорога на Самару и Уфу. От Уфы открываем новый маршрут — на Челябинск. И дальше — на Курган. Из Кургана снова приходится пользоваться автотрассой до Омска. Здесь замыкается второй Урало-Сибирский круг маршрута. Отсюда до Новосибирска рукой подать. Дальше, минуя Тогучин, уходим на Ленинск-Кузнецкий и в Кемерове замыкаем третий круг маршрута (Кемерово — Юрга — Новосибирск — Ленинск-Кузнецкий — Кемерово).
Итак, уважаемые читатели, мы за час-полтора совершили турне почти в 12 тысяч километров. Все просто. Все хорошо. В действительности на этом пути мне пришлось выбросить две пары обуви. Ведь мой путь пролегал не по проселочным дорогам, а по асфальтовым и песчано-гравийным обочинам автотрасс, где подошвы ботинок «горят», будто на наждаке.
Третье предуведомление. В дороге условия и обстоятельства зачастую не позволяли вести дневник. Но кое-какие, на мой взгляд, наиболее и значимые пометки делал в записной книжке. Поэтому мой рассказ — не хроникальное изложение событий, а свободное описание фактов, наблюдений и впечатлений за трехмесячное странствие.

1.НАЧАЛО
Дробно стучат колеса на стыках рельсов. Электричка все дальше и дальше уносит меня от Кемерова. Я человек, привыкший к перемене мест, но на душе грустно. Ведь надолго покидаю друзей-товарищей, добровольно отказываюсь от устоявшегося бытового комфорта. Грусть перемешана с тревогой — при нынешней обстановке в стране толкая себя в неизвестность. Что ждет впереди?
Collapse )
Малевич

По Руси

Окончание записок о путелествии кемеровчанина Евгения Пестерева по России на рубеже двух веков.

5.СРЕДИ ВОЛКОВ
Меня часто спрашивают, как можно было одному решиться на столь долгое и опасное путешествие. Мол, время криминальное. Да, конечно, доля риска присутствовала. Но многолетнее пристрастие к перемене мест, любопытство, — что там за горизонтом, — взяли верх. К счастью, пронесло, никаких эксцессов, никаких хулиганских выпадов по отношению ко мне не было. Без хамства, однако, не обошлось.
В Пензе на железнодорожном вокзале попросил у буфетчицы кипятку, чай заварить. Не дала. Вторая — то же самое. Третья вообще отвернулась, не соизволила слова вымолвить. Отказать кружку кипятка! Что это — тупость человеческая? А может, сама бесчеловечность?..
В Подмосковье из-за плотной сети автомобильных и железных дорог сбиться с пути проще простого. Поэтому до Мичуринска, в Тамбовской области, ехал на электричке. Рюкзак оставил в зале ожидания. Вышел на привокзальную площадь, где-нибудь перекусить. Тут как тут стоят три тамбовских «волка» — прапорщик, старшина и рядовой милиционер. Здоровые, сытые парняги.
— Документы!
Достаю паспорт с маршрутным листом туриста.
— Пройдем с нами!
В десяти шагах милицейская будка.
— Ну, что турист, сейчас будешь колоться или потом?
— Вы, почему таким тоном разговариваете со мной?!
— Ты не указуй, как нам ботать, — изощряется в красноречии прапорщик. — Где наркотики? Куда везешь?
На стол вытряхнуто содержимое моей дорожной сумки. До последнего шва прощупана одежды. Оказывается, «наметанным» глазом сыщики определили во мне наркокурьера. Им страсть как хотелось добыть этого земля.
— Турист! — гогочет мордастый старшина с мамкиным молоком на слюнявых губах. — Баба из дома выгнала, вот и бродяжничаешь!
— Где наркотики? — не отстает прапорщик, вращая на пальце мой брелок. — У тебя в маршрутке нет Мичуринска. Кому везешь наркотики?
Нервы зажаты в кулак: как бы не сорваться на провокацию, как бы не наделать глупостей. Стоит ли объяснять идиотам, что глупо и невозможно занести в маршрутный лист весь административный справочник России.
— Ты, почему болтаешься по стране без вкладыша? — тянет свое прапорщик.
— Что за вкладыш?
— Ты Ваньку не ломай. Мы не таким рога обламывали! — металл звучит в его голосе. — Кому толкнул вкладыш из паспорта? Где наркотики?
О каком вкладыше «ботал» прапорщик, не знаю до сих пор. Почти час сыпались в мой адрес различные угрозы, оскорбления, унижения. Помалкивал лишь рядовой, копаясь в моих вещах. Видимо, дошло до дуболомов, что нечем на сей раз поживиться.
— Рви когти, борода! — процедил старшина.
Растолкав кое-как по сумке вещички, вышел на свежий воздух. Будто побывал в свинарнике. Позже обнаружил: прапорщик позарился-таки, украл брелок — метровую рулетку. В хозяйстве сгодится.
Сколько же простых, безвинных граждан оскорбят, обворуют эти подонки за время суточного дежурства. Такие «блюстители порядка», вооруженные до зубов, как раз и формируют у людей имидж (образ) современной милиции.
Первым порывом было зайти в городскую администрацию к начальнику милиции. Но осадил свои эмоции. С рюкзаком за плечами, в жару шататься по присутственным местам — дело хлопотное, малоприятное.
Тут кстати подоспела электричка до станции Грязи. Дальше начиналась Воронежская область...
Шумиха — небольшой степной городок в 130 километрах западнее Кургана. Городок молодой. Ему без году 60 лет. Поэтому в Шумихе еще крепко держится сельский уклад жизни. В девять часов вечера уже закрыты магазины, не работают кафе и столовые.
Случайный прохожий подсказал, что можно поужинать в баре «У Гамлета», и указал туда дорогу. Иду и удивляюсь: «Надо же, в такой глуши помнят о великом Шекспире. Издержусь, но что-нибудь попробую из датской кухни». Вот и вожделенный бар. Едва открыл дверь, мне сразу же:
— У нас вход стоит 50 рублей.
Ничего себе! Как ни просил, как ни объяснял кто я и откуда, метрдотель (распорядитель) бара был непреклонен:
— Много здесь всяких шастает.
Отступился. Куда уж нам с суконным рылом да в калашный ряд!
Чуть позже узнал, что Гамлет вовсе не принц датский, а грузинский бизнесмен. Будто бы его папа и мама, страстные поклонники английского драматурга, в честь его нарекли свое чадо столь экзотическим именем.
Около 800 фамилий высечено на плитах мемориала, воздвигнутого в центре Шумихи в память о земляках, погибших на фронтах Великой Отечественной войны. Разве для того обильно пролили свою кровь воины-шумихинцы, чтобы их невосполнимой жертвенностью пользовались сейчас какие-то гамлеты?!
Несолоно хлебавши, покинул Шумиху...
В Барабинске зашел в редакцию местной газеты «Барабинский вестник». Последний раз сделал отметку в маршрутном листе. С коллегами изучил дорогу по карте. От Новосибирска через Тогучин — на Ленинск-Кузнецкий. Путь домой накатанный.
Километрах в 30-40 от Барабинска остановился возле строящегося придорожного кафе. Вечерело. Облюбовал для ночевки укромное местечко, сокрытое от посторонних глаз плотной стеной березняка.
— Вы, пожалуйста, ничего не делайте без нашего хозяина, — попросили работницы кафе. — Он мужчина строгий, с характером.
Поужинал. Появился Сам. Физиономия, встреча с которой не желательна на узкой тропе или в темно переулке. Говорю ему о своем намерении.
— Если поставишь здесь палатку, — цедит он сквозь зубы, — наши приедут ночью и живьем сожгут тебя вместе с палаткой.
Такая перспектива, разумеется, меня не устраивала. Отошел с полкилометра. Разбил бивуак. Пошел дождь. Сушить палатку на сыром кустарнике — дело муторное, затяжное. Снова подошел к кафе.
— Разбросай свои шмотки на штакетнике, — смилостивился хозяин.
Как только он куда-то отлучился, женщины спешно, тайком продали мне буханку хлеба, помогли заварить чай на дорогу.
Что будет с Россией, с простолюдинами, когда подобные хозяева «прихватизируют», скупят ни за грош всю землю?! Прорицателем быть не могу и не хочу.
6.ЧТО ПОЧЁМ?
Читателей, конечно, интересуют, какие цены на продовольствие в магазинах и на рынках, что стоят те или иные услуги в европейской части России.
Оговорюсь сразу, не ставил цель специально ходить и присматриваться к тамошним ценам. Поэтому кое в чем могу ошибиться. Но скажу сразу, — водка, табачные изделия и электроэнергия по ту сторону Урала в полтора-два раза дороже, чем у нас.
Первое мое удивление было в Сызрани, когда увидел копченое сало по 42 рубля за килограмм. Дальше — больше. В Пензе покупал копченый рулет из свиного сала по... 25 рублей за килограмм. Сказки иль байки барона Мюнхгаузена? Не то и не другое. Поверьте на слово. Это правда.
Еще больше удивили цены на юге. В Черкасске литровый пакет молока стоит 6-7 рублей, столько же — десяток куриных яиц, килограмм краковской колбасы — 60 рублей. Разумеется, фрукты и овощи там в два раза дешевле, чем в Сибири. Например, на станции Петров вал, в Волгоградской области, еще в начале июля покупал абрикосы по 20 рублей. Тут уж ничего не скажешь: юг есть юг.
От ассортимента и расфасовки хлебобулочных изделий глаза разбегаются. Кубанцы ревниво берегут славу о качестве своей продукции. Здесь мы уступаем им по всем параметрам. Опять же приходится повторять: юг есть юг. Но...
В том же Черкасске проезд на маршрутном такси стоит четыре (!) рубля, на автобусах и троллейбусах — три. Причем, пенсионеры всех категорий и школьники услугами городского транспорта, включая «маршрутки», постоянно пользуются бесплатно. Откуда местные власти берут средства на дотацию транспортникам, мне не известно.
А у нас?!
Кузбасс — это уголь, химия, черная и цветная металлургия и многое другое. Как говорится, Кузбасс — индустриальное сердце России. Львиная доля его продукции идет на экспорт. Думаю, при таком экономическом потенциале мы могли бы уже использовать долларовые купюры в качестве обоев. Но «нечисто что-то в Датском королевстве».
7.СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
Опять возвращаюсь к вопросу о своем трехмесячном путешествии по стране. Для чего нужно было жертвовать бытовым комфортом, а порой даже рисковать жизнью? Не нами сказано: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать...
В Красноуфимске красивое, как-то необычно, подчеркнуто элегантно оформленное здание железнодорожного вокзала. На его фасаде прикреплена памятная доска:
«Здание вокзала построено в 1965 году по проекту выдающегося русского архитектора Алексея Викторовича Щусева».
Вот куда заносила судьба Алексея Викторовича! А. В. Щусев — ученик академика Л. Н. Бенуа, заслуженный архитектор СССР, академик АН СССР, четырежды Лауреат сталинской премии. Он — автор проекта Мавзолея В. И. Ленина. По его архитектурным разработкам были построены гостиница «Москва», Москворецкий мост, Большой театр оперы и балета им. Алишера Навои в Ташкенте, здание НИИ курортологии и физиотерапии в Сочи и другие памятники градостроительства и архитектуры XX века.
Допустим, будучи пассажиром, проезжая мимо Красноуфимска, разве мог бы предположить, что вижу творение рук А. В. Щусева? Конечно, нет...
Привокзальную площадь Златоуста в Челябинской области украшает величественный памятник И. Н. Бушуеву (1800-1834). Как видим, Иван Николаевич — современник А. С. Пушкина. Он первым в России разработал методику и технологию художественной гравировки по металлу.
Сам Златоуст — город-легенда. Его мастеровой люд активно поддержал восстание Емельяна Пугачева, снабжал его отряды пиками, саблями, ножами. В Златоусте впервые в России была отлита пушка из стали, освоено производство булатных клинков...
Многое довелось увидеть, странствуя по просторам России, но, к сожалению, многое осталось вне поля зрения. Если бы, к примеру, были лишние деньги, то в том или ином городе сдал вещи в камеру хранения и пошел знакомиться с музеями, памятниками истории и культуры.
Но, увы! Суточная услуга камеры хранения стоит 28 рублей. Это для меня непозволительная роскошь. У меня не было каких-либо спонсоров. Единственный источник финансирования — собственная пенсия. Поэтому приходилось беречь каждый рубль...
Я рассказал лишь о двух дорожных эпизодах. А сколько хранит память!..
С какими проблемами пришлось столкнуться во время путешествия? Сразу же за Новосибирском начинается Барабинская степь. Безводная, безлесная степь. До самого Ишима. Правда, вдоль дорог встречаются озера. Но вода в них солоноватая, непригодная для приготовления пищи.
Такие же дороги и в Европе. Также проложены мимо населенных пунктов по безводной местности. Так что и в Воронежской области мне довелось жевать сухой, не варенный «Ролтан», экономить чай.
Иду по Ставропольскому краю. Пересекаю одно русло Невинномысского оросительного канала. Другое. На их бетонных стенках грозные надписи, выполненные метровыми буквами: «Купаться строго запрещается!» Вода в этих каналах густая, известкового цвета, с зеленоватым отливом. Без запретной надписи, думаю, не каждый человек осмелиться лезть в эту помойку.
Короче, для пешего туризма вода — это проблема проблем.
Человек порушил водные источники, испоганил землю, на которой живет. Что творится на автостраде Москва-Ростов-Баку! Все кюветы, все обочины на ней завалены полиэтиленовой тарой, банками из-под пива «Балтика», пластиковыми бутылками, консервными банками и различной ветошью.
Положим, через 100 лет, какое наследство получат от нас потомки? Гималаи мусора вдоль дорог. Создается впечатление, пока никто не задумывается над этим вопросом...
У меня спрашивают: «Сколько километров ты прошел за истекшее время?» Скрупулезно не подсчитывал, но, думаю, более трех тысяч наберется. Человек среднего физического развития за световой день наверняка 50 километров одолеет. У меня, в основном, так и получалось.
Дневной переход во многом зависит от погоды, от профиля и качества дороги и других внешних факторов. Если, положим, вас целую ночь жучили комары или же холод загонял в «пятый» угол палатки, то, вестимо, на следующий день у вас прыть заметно поубавится.
Иду от печально известной станции Барсуковской, что в Ставропольском крае. Жара за 35 градусов. Начинается подъем. Дорога проложена по террасе. Рядом желтеет тропа, покрытая гравием крупной фракции.
Чем выше поднимаюсь к перевалу, тем неумолимее рюкзак тянет назад. Сверху с грохотом, с ревом несутся тягачи, КамАЗы, полуприцепы и прочие машины. Взгляд инстинктивно направлен в две плоскости. Вперед, чтобы какой-нибудь дурак случайно не зацепил бортом, и вниз под ноги. Стоит оступиться, и ты долго и больно будешь кувыркаться вниз по камням.
Этот тягун в 4000 метров одолел за два с лишним часа...
Великий французский писатель эпохи Возрождения Франсуа Рабле говорил, чем дальше от Парижа, тем длиннее мили. Давно и всецело поддерживаю мнение милейшего Франсуа только в новом осмыслении, а именно — пешеходные километры гораздо длиннее автомобильных и железнодорожных. Кто не верит, может пройти моим маршрутом.

ЭПИЛОГ
До Новосибирска осталось 260 километров. Отдыхаю на обочине дороги. Мимо, странно похрюкивая, протарахтел «Лэнд Круизер». Остановился метрах в десяти. Пригляделся к номерному знаку. На нем код — 42. Ба! Да это же машина из Кузбасса.
Подошел к машине. Поздоровался с шофером.
— Что, двигатель застучал? — спрашиваю его.
— Хуже! — чертыхнулся Володя (так зовут моего нового знакомого). — Поршень полетел.
Пришлось на трое суток прервать завершающий этап путешествия. Стал подручным у В.Чайкова.
Трое суток мы бились над двигателем. Вдвоем сняли-таки головку блока цилиндров. Чугунная она. Тяжеленная чертяга. Убрали неисправный поршень.
— На пяти цилиндрах пойдем?
— Конечно, - заверил Чайков.
Поставили все на место. Но «Лэнд» «заболел» не на шутку. Вышла из строя система топливоподачи. Недаром говорится, где тонко, там и рвется.
Наконец-то устранили и эту поломку. При ремонте пользовались стартером. В результате «посадили» аккумулятор. Одно к одному. Поймали проходящую машину. Завели наш «Лэнд» с буксира.
К вечеру добрались до Новосибирска. Заночевали на его окраине. Утром чуть свет обогнули Новосибирск по южной части и ушли по направлению Ленинска-Кузнецкого.
Село Журавлево встретило нас шумным базаром. Мы уже на территории Промышленновского района. От Ленинска-Кузнецкого Володя подбросил меня до села Демьяновки, а сам повернул назад. Он живет и работает в Карагайле.
На прощанье обменялись адресами. Трое суток мытарств крепко подружили нас.
От Демьяновки до Кемерова добрался на попутной машине.
Вот так и закончилось мое трехмесячное странствие.
Планы на будущее? Ну, есть кое-какие задумки...
Евгений ПЕСТЕРЕВ.
Малевич

Да будет МОСТ!

Оригинал взят у knebeckaize в Крымский мост глазами Запада
Оригинал взят у kim373 в Крымский мост глазами Запада
Оригинал взят у tutuskania в Крымский мост глазами Запада



Для простого обывателя мира развитой демократии транспортный переход через Керченский пролив, который затеял строить кровавый Путин, до сих пор остается полухимерой.

Потому что пресса рассказывает ему о нем редко -  по принципу "или плохо или ничего".

Однако на трехлетие русского Крыма кто-то нажал на какую-то кнопочку и ......
Collapse )