June 6th, 2017

Малевич

Нелепость

Мужик в расцвете сил. Здоровый, как трактор.
Шёл с работы и соблазнился запахами из летнего кафе. И в итоге – смерть: подавился шашлыком, «механическая асфиксия», написали в медицинском заключении.

Ничего нелепее не выдумать. А говорят: судьба, «на роду написано». Просто тщательно пережёвывайте пищу. Это я без тени юмора говорю.
Малевич

Виктор Конецкий

День рождения Виктора Конецкого.
По первости я не слишком выделял его из других «шестидесятников». Ну, тоже северА, суровые люди. Проза такая как бы брусковатая, нарубленная из простых словесных плашек. Вроде как под Хемингуэя.
Свой мужик типа. Признавал я его «наряду». Наряду с Василием Аксёновым и, скажем, Глебом Горышиным. И Олегом Куваевым, к примеру.

Потом полюбил.
Началось это с «Путевых заметок». Они назывались по-разному. То «Солёный лёд», то «Морские сны», то «Путевые портреты с морским пейзажем». Или «Вчерашние заботы» как бы в пику имени одной из первых его книг «Завтрашние заботы».
Свободная, неканоническая, не завязанная на сюжет проза. Идеальный прозаик, на мой вкус. Люблю читать его с любой страницы. Вернее, перечитывать, потому что всё прочитано не по разу.
Юмор Конецкого обожаю. Его «вставные новеллы» в виде рассказов бывалого моря Петра Ниточкина способны довести до счастливых слёз. Напомню, что Конецкий – соавтор сценария для одной из самых знаменитых советских комедий «Полосатый рейс».

И главное – настоящий мужик. Пьющий, курящий. И одинокий – это характерно для таких людей, «крупные звери бродят в одиночку».