June 8th, 2017

Малевич

Тёмные аллеи бытия

Не помню, у кого и на что я выменял девятитомник Бунина. Было такое время – менялись книгами, выгадывали, что кому ближе.
Да в общем не важно, у кого. Главное, что 7-й том имеет поношенный вид. Видно, что многократно читанный. Немудрено – там «Тёмные аллеи».

Про эти рассказы адепт советской нравственности Валентин Катаев сказал, что, мол, под старость лет Бунин перестал всего на свете стесняться. Пустился, так сказать, во все тяжкие, чуть не приапизмом заболел.
Что ж, старости свойственно вспоминать о «сладеньком». И о сбывшемся. И о потенциально возможном. Однако «Тёмные аллеи» не приапизм, а блестящая литература. Эротическая, конечно.

Но при этом нравственно безупречная. Не порнография, как в постмодернизме даже у таких великолепных авторов, как поздние Аксёнов и Нагибин, за которых порой становится неудобно. Особенно за Нагибина, смакующего свои отношения с сексапильной тёщей («Моя золотая тёща»). Аксёнов всё же маскирует себя и подруг («Таинственная страсть»).

Какие разные образы и характеры в «Тёмных аллеях». Дающие простор для читательской фантазии.
«Солнечный удар» стал стержнем большого артхаусного фильма в постановке Никиты Михалкова.
«Визитные карточки» или «Руся» да всё, что вошло и не вошло в книгу, это сожаления о России, не о неудавшихся романах и любовях, но об уходящей, да чего там, об ушедшей жизни.

Начинал Бунин со скушных историй «из крестьянской жизни». Закончил этюдами о главном содержании человеческого бытия – о любви.