July 21st, 2017

Малевич

Уж замуж невтерпёж: как это в Киргизии

«Мне всего 21, но для нашего общества мне уже 21»: студентка сняла вирусный ролик о проблеме ранних браков в Киргизии

Meduza
22:10, 20 июля 2017

В середине июля в соцсетях стало распространяться видео с киргизкой, которая танцует в халате и с веником на фоне юрты под хит 70-х годов «Stayin' Alive», а также поет в импровизированный микрофон из куска вяленого мяса. На киргизских и казахских сайтах ролик публиковали с подписями «Келинка танцует как Бейонсе» (в переводе с киргизского «келин» — невестка).

Автор видео — 21-летняя Сайкал Жумалиева из Бишкека. Она учится на режиссера в Киргизско-Турецком университете «Манас» и преподает танцы. При этом, по словам девушки, она испытывает постоянное давление со стороны родителей, которые просят ее вернуться в родное село и выйти замуж. «Когда меня достают расспросами о замужестве, в голове происходит примерно это», — так описывает свое видео Жумалиева. В публикации от 16 июля она подробнее объяснила свою позицию: «Мне всего 21, но для нашего общества мне УЖЕ 21. По мнению наших людей, меня давно пора выдать замуж, иначе годика через два останусь старой девой».

По мнению Сайкал Жумалиевой, жизнь девушек-подростков, которых насильственно выдали замуж, похожа на круглосуточную работу. «Закончив одно дело, они сразу начинают другое, — рассказала Жумалиева „Би-би-си“. — Если родители парня нашли приличную семью, то они договариваются с родителями [девушки], и у молодых никто не спрашивает мнения». Девушка считает, что молодые люди должны сами решать, жениться им или нет. Однако, как сказала автор видео в комментарии «Медузе», на ее взгляд, не все поняли посыл ее видео, а проблему не решить за один день. «Общество должно прийти к этому. Есть закон об уголовной ответственности за кражу невест, но существует такое явление как „эл эмне дейт“(„что скажут люди“). Девушек торопят замуж, потому что в нашем менталитете чем раньше — тем лучше», — объяснила Жумалиева.

«Я тоже похитил свою жену»

Согласно статистике, 13% киргизских женщин вышли замуж до 18 лет, в том числе 0,5% — не достигнув 15 лет. Большинство браков с несовершеннолетними совершаются насильственно: решение принимают родители, в некоторых случаях девушку просто крадут из семьи. В марте 2017 года несколько таких реальных историй легли в основу цикла анимированных роликов «Однажды меня украли…»; создатели роликов утверждают, что каждый день в стране крадут от десяти до 30 девушек для вступления в брак. Проблема ранних браков есть не только в Киргизии, но и в других странах Средней Азии, например, в Таджикистане.

По данным общественных организаций, девушка, вступившая в брак несовершеннолетней, становится особенно уязвимой: у нее нет возможности получить образование и профессию, реализовать себя и самостоятельно зарабатывать деньги. Ранние браки не регистрируются официально, а значит, если супруги разведутся, женщина не сможет потребовать алименты и раздел имущества.

«Нередки случаи ограничения свободы передвижения (например, им запрещают выходить из дома без разрешения); они могут оказаться в изоляции, если им запрещают общаться с родными и друзьями», — утверждают сотрудники правозащитной организации Amnesty International. Правозащитники перечисляют несколько последствий раннего брака: домашнее насилие и доведение до самоубийства — наиболее распространенные из них. Также среди молодых жен высокая материнская смертность.

В 2016 году организация UNFPA провела опрос «Гендер в восприятии общества». Исследователи опрашивали совершеннолетних жителей Киргизии в разных областях. 23% респондентов сочли, что причина ранних браков — желание самих девушек выйти замуж. 44% опрошенных готовы отдать своих несовершеннолетних дочерей замуж за «хорошего человека», 21% считают, что «никогда не рано выйти замуж за богатого мужчину». При этом 80% респондентов знают, что девушки-подростки зависимы от супруга.

Осенью 2016 года парламент Киргизии запретил религиозные браки с несовершеннолетними. До этого поправки в уголовный кодекс несколько раз отклоняли. Согласно закону, священнослужителям, родителям и тому, кто вступает в брак с девушкой, которая не достигла 17-летнего возраста, грозит до пяти лет тюрьмы. Также уголовный кодекс Киргизии предусматривает до 10 лет лишения свободы за похищение лица, не достигшего 17 лет, для вступления в брачные отношения.

Несмотря на ужесточение законодательства, правоохранительные органы не считают похищение и принудительный брак серьезным преступлением. Местные правозащитники утверждают, что прокуратура игнорирует преступления, а милиция и учителя «знают этих девочек, но закрывают глаза» или покрывают тех, кто вступил в брак с несовершеннолетней девушкой. «Это просто так называется — „похищение“. 99% женщин согласны на это. Я тоже похитил свою жену…», — заявил правозащитникам Human Rights Watch один из киргизских милиционеров.

Аня Шпильковская

Малевич

Даже Волин способен здраво мыслить

Волин считает, что в СМИ надо вернуть рекламу алкоголя

Блог 
Волин считает, что в СМИ надо вернуть рекламу алкоголя© РИА Новости / Павел Лисицын

В министерстве связи и массовых коммуникаций РФ не считают опасным возвращение рекламы алкоголя в СМИ, надо просто воспитывать в населении культуру потребления спиртных напитков и одновременно помогать отечественным производителям выходить на этот рынок, заявил в интервью РИА Новости заместитель министра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин.

"Наше министерство, одно из немногих, давно и последовательно выступает за возвращение в СМИ рекламы алкоголя. Мы не считаем, что такая реклама является опасной. Вопрос в качестве потребляемого и в мере", — сказал Волин, отвечая на вопрос о том, могут ли вернуть рекламу алкоголя в СМИ.

По его словам, "значительная часть алкоголя производится и распространяется из-под полы", кроме того, в стране "высок уровень самогоноварения". А многие потребляют "то, что даже внешне алкоголем не является", добавил Волин, напомнив историю с употреблением "Боярышника".

"Но по такой логике и стиральным порошком можно отравиться, если использовать его не по назначению. Запретим стирать?", — задался вопросом замминистра.

"Мы считаем, что перед нами стоит проблема воспитания. В 1980-е годы во время горбачевской антиалкогольной кампании было слово "культуропитейщики". Их ругали за то, что они не способствуют здоровью нации, потому что здоровая нация должна не пить вообще. А люди говорили, что надо не пить запрещать, а культуру потребления спиртных напитков воспитывать", — напомнил он.

Собеседник агентства также подчеркнул, что запрет рекламы алкоголя "ставит крест на любых попытках выхода на рынок отечественных производителей".

"Недавно я был в Челябинской области. Там закрылось несколько местных заводов, производящих водку. Они просто не могут донести о себе потребителю. Легко отчитываться, что мы заботимся о здоровье населения, потому что запретили рекламу алкоголя. Но проблема не исчезла. Мы считаем, что надо отказаться от ханжеского подхода и не гробить еще при этом национальную экономику", — отметил он.

Малевич

Стрелков - Навальный: дебаты


Посмотрел и послушал дебаты двух оппозиционеров на "Дожде".
Навальный, как мне кажется, проиграл. Он всегда проигрывает: был неубедителен в схватке со старым лисом Познером, который, впрочем, его всячески щадил; по-детски себя вёл с Ксенией Собчак, опережавшей его реакцией. Даже в заочной полемике с Шариём проиграл - Шария не переиронизировать, а Навальный как-то наигранно серьёзен и потому всегда выглядит глуповатым.

Наверное, я пристрастен, потому что Стрелков мне симпатичен, ибо мужик. А Навальный несимпатичен, ибо вечный юный пионЭр. Сейчас он играет в новый вариант "Зарницы", где исполняет роль по имени "кандидат в президенты".
Не дай, Боже, нам такого президента...
Малевич

На взгляд неполиглота


Путин и вопросы языкознания








Как типичный латентный либераст, скрывающий свою порочную страсть от правоверного окружения, я тайком слушаю "ЭхоМосквы". Каждый день, когда еду в маршрутке. Я их лояльный слушатель, и вполне терпимо отношусь к позиции "Кошка бросила котят, это Путин виноват", которую обычно излагают их гости и ведущие. Но даже для меня иногда бывает слишком.

Сегодня утром попал на интервью известного, в прошлом путинского и кремлевского, а ныне оппозиционного политолога Глеба Павловского.

Ведущая Оля Бычкова со своими порнографическими интонациями (это я не в осуждение, отнюдь) в голосе допрашивала дедушку Глеба о языках. Вот, мол, Путин где-то там публично заявил, что русский язык в России обязаны знать все, потому что это государственный язык и язык межнационального общения. Преподавание его должно быть строго обязательным в школах и вузах. А вот национальные языки - это, конечно, богатство России и всякое там духовно-культурное разнообразие, но в системе государственного образования они могут присутствовать лишь на факультативных началах.




И вот Оля со звериной серьезностью кидает Павловскому подачу: типа, представляете, президент сказал, что русские, проживающие в национальных республиках имеют право не знать местного языка, кудах-тах-тах. А Павловский ей протяжно и умно отвечает: ну, что ж, значит, этим русским придется общаться с местным населением жестами.

И дальше про то, что да, "раз Евтушенко против колхозов, значит, я за" - раз Путин сказал, что чувашский и бурятский учить в Чувашии и Бурятии необязательно, то мы будем долго вслух доказывать, что наоборот - без полного знания этих языков жизнь в указанных регионах невозможна.

И я вот думаю: как же далеки они от народа, эти русско-еврейские оппозиционеры. Страшно далеки. Как какие-нибудь Канарские острова. Павловский всерьез доказывает, что в России невозможно жить не зная местных наречий, а эта дура ему кивает, хотя явно не готова выучить ни один из языков нашей Великой и Могучей.

Я вот родился и вырос в Якутии, и у нас в школе преподавался якутский язык. Как и положено, факультативно. На уроки эти почти никто не ходил, даже школьники-якуты. Все понимали, что в жизни пригодятся русский и английский, а для якутского хватит и домашнего уровня знаний. Но по логике Павловского, Бычковой и ЭхаМацы, я должен был учить якутский обязательно. Зачем - непонятно. А кроме того, я должен был учить эвенский. Потому что район, в котором я жил, это эвенская земля, которую тов. Сталин щедрой рукой подарил якутам. А еще я должен был учить юкагирский. Потому что место, в котором я жил, вообще-то юкагирское, откуда эвены поперли юкагиров, когда их самих поперли со среднего течения Лены якуты. Плюс русский и английский. Итого: пять языков из разных языковых групп. Пусть два из них индоевропейские, но такого издевательства даже в инязовских институтах не позволяют.

А Якутия в языковом плане - страна унылого однообразия. То ли дело какой-нибудь Дагестан. Там школьникам, когда к власти придут либеральные кумиры Павловского и Бычковой, придется по десятку-другому языков изучать.

Вот до какого идиотизма доводит однажды принятая позиция последовательного и непримиримого возражания действующей власти.

Я, кстати, как человек, непосредственно видящий, что булки не растут на деревьях, прекрасно понимаю обеспокоенность Путина языковыми вопросами. В самых разных национальных регионах РФ уже не первое десятилетие продолжаются навязчивые попытки впихнуть в школьное и вузовское образование обязательное изучение местных титульных языков. Замечу, именно титульных, а не просто национальных. И это ни что иное как проявление сепаратизма, причем, достаточно серьезное. Непосредственно после языка наступает очередь республиканских армий, о которых тоже давно мечтают провинциальные махараджи.

Так что Путин тут, как ни странно, прав. В России разрешено преподавание на местных языках, пресса и даже внутрирегиональный документооборот. Но обязательное преподавание их в школе - это нарушение прав русскоязычного большинства и покушение на единство страны.