November 4th, 2017

Малевич

Банкир везде банкир


«Мотающий» срок за мошенничество банкир организовал в колонии крупную финансовую пирамиду, деятельностью которой руководил прямо из-под стражи, используя для связи мессенжер.

Подконтрольные доктору экономических наук, профессору Серкину кредитно-потребительские кооперативы действовали в 17 субъектах России четыре года, похитив за это время у вкладчиков более 6 млрд руб. Такого масштабного мероприятия антикоррупционный главк не проводил уже давно. Всего за два дня, 30 и 31 октября, совместно с территориальными органами МВД сотрудники ГУЭБиПК провели обыски по 180 адресам в Москве, Санкт-Петербурге, Саратовской области, Краснодарском крае, Новосибирской области, Башкортостане, Татарстане, Приморском крае и еще девяти субъектах Российской Федерации. В ходе следственно-оперативных мероприятий были изъяты финансовая документация, печати более 200 фиктивных фирм и даже весьма редкий спецприбор для подделки подписей. В столице и Санкт-Петербурге, а также в Хабаровском и Приморском краях были задержаны восемь основных фигурантов дела. По ходатайству следственного департамента МВД, возбудившего уголовное дело по ст. 210 и ч. 2 ст. 172.2 УК РФ (организация преступного сообщества по привлечению денежных средств), все они были заключены судом под стражу.

В ходе расследования было установлено, что действовавшие по всей России 22 кредитно-потребительских кооператива (КПК), имевшие лицензии Центробанка, начиная с 2013 года привлекали деньги вкладчиков под строительство объектов недвижимости — квартир и бизнес-центров. Клиентов заманивали выплатой повышенных дивидендов, достигавших 16–20% годовых, в то время как банки предлагали вкладчикам не более 10%. Выплаты же кооператив, действовавший по принципу финансовой пирамиды, осуществлял исключительно за счет новых вкладчиков.
По словам сотрудников правоохранительных органов, пирамида, девизом которой являлось «Сохраним и преумножим», действовала абсолютно легально: все договоры с гражданами были оформлены надлежащим образом. При этом клиентов КПК даже возили по якобы строящимся объектам, а в офисах устраивали презентации проектов. В МВД отмечают, что среди вкладчиков было довольно много пенсионеров, каждый из которых отдал организаторам аферы от 30 тыс. до 400 тыс. руб. А несколько сотен человек из 25 тыс. лишившихся своих денег вложили в КПК от нескольких десятков до сотен миллионов рублей. В общей сложности за четыре года кооперативы собрали более 6 млрд руб.

Рушиться пирамида начала летом нынешнего года, когда практически все 22 КПК не только прекратили выплачивать проценты, но и вообще отказывались возвращать вкладчикам вложенные ими деньги. Как выяснилось, выплаты дивидендов кооперативы осуществляли исключительно за счет новых вкладчиков. В итоге обманутые граждане начали осаждать офисы КПК, требуя вернуть свои деньги, а вскоре посыпались и заявления в правоохранительные органы о мошенничествах.
Сотрудники ГУЭБиПК установили, что полученные от пайщиков деньги перечислялись по договорам займа на счета более 300 контрагентов в Москве, Санкт-Петербурге и Хабаровском крае. Ни один из них не вел какой-либо финансово-хозяйственной деятельности.

Оперативники установили, что организовал финансовую пирамиду известный на Дальнем Востоке бизнесмен и меценат Максим Серкин. В свое время он являлся председателем совета директоров Востоккредитбанка (лишен лицензии в ноябре 2010 года, а в феврале 2011 года признан банкротом) и попечителем сразу пяти детских домов в Хабаровском крае. После банкротства банка возглавлял хабаровский строительный холдинг «Грант».
Финансовой пирамидой Максим Серкин, по данным полиции, используя мессенджеры, руководил через свою сестру Екатерину Дружинину (также арестована) прямо из колонии, куда он попал летом 2015 года по приговору Центрального райсуда Хабаровска. Максим Серкин был признан виновным в нескольких эпизодах мошенничества в 2009–2010 годах, связанных с незаконным возмещением НДС. За хищение у государства десятков миллионов рублей полностью признавший свою вину подсудимый получил три года лишения свободы и штраф в размере 500 тыс. руб. Отметим, что прокуратура этот приговор обжаловала, сочтя его слишком суровым. Впрочем, апелляционная инстанция оставила решение райсуда в силе.

Отсидев две трети срока, Максим Серкин подал ходатайство об условно-досрочном освобождении и буквально на днях надеялся выйти на свободу. Теперь об этом ему, судя по всему, придется забыть. Сейчас в отношении бывшего банкира в суде города Благовещенска слушается уголовное дело по ст. 196 УК РФ о преднамеренном банкротстве Востоккредитбанка. Нескольких членов совета директоров, включая Максима Серкина, обвиняют в том, что с февраля по ноябрь 2013 года они вывели из банка активы на сумму более 1,3 млрд руб. По обвинению они могут получить до шести лет заключения, а за организацию преступного сообщества, расследование которого только началось, подсудимому Серкину грозит до 20 лет заключения.

https://subscribe.ru/group/razumno-o-svoem-i-nabolevshem/14225339/?utm_campaign=subscribe-group-grp&utm_source=subscribe-groups&utm_medium=email
Малевич

Больничное. Сосед по палате

Он говорит про себя: «Я тоже доктор. Только по скотине».

Он ветеринар. Маленький, сморщенный, несколько коричневых зубов на фасаде такого же коричневого личика.
Живёт в дальнем городке, где «градообразующее предприятие» - старая пересыльная тюрьма, в ней ещё Радищев время коротал, направляясь в дальнюю сибирскую ссылку. И маршал Роккосовский тут побывал.
Ветеринар рассказывает, что Роккосовский, направляясь на войну с Японией, велел дать залп по тюрьме из пушек своего бронепоезда.

Про Радищева правда, а вот про Роккосовского – легенда. Маршал Роккосовский не воевал с японцами, их поколотил другой не менее славный маршал Победы – Малиновский.
Но легенда красивая: это ж надо, какая идея пришла в голову - влупенить из бронепоезда по проклятому узилищу, на военачальника, к тому же любимца Сталина, это похоже.

Ветеринар на пенсии, однако младше меня на десять лет и потому сразу начинает называть меня «дядя Вася». А я отвечаю уважительным «МихалСергеич».
Интонационная, так скажу, особенность МихалСергеича – плакать во время разговора и тут же переставать плакать. Вот он рассказывает что-то такое жалостливое, явно жалея себя, личико его морщится, собирается в куриную гузку, а голосок становится плаксивым.
Секунду поплакал и опять нормальный.

К МихалСергеичу приходит лечащий врач, объясняет, что с ним сделают: «Разрежем тут и вот тут» и доктора по скотине, раздев догола («Трусы тоже», сурово говорит санитарка),  увозят на операцию.
Приезжает он задыхаясь, какие-то спазмы мешают продышаться, ему дают кислород, потом делают ингаляцию, но ленчащий спокоен, отдавая инициативу сестрицам – наверное, это рутинное дело, этот отходняк после наркоза…

Из пузика МихалСергеича тянется несколько шлангов-катетеров, по ним отходит ненужная жидкость. Катетер всунут и в письку: когда болезный матерится на сестёр и санитарок, хлопочущих вокруг, и орёт: «Я ссать хочу!», - ему всердцах отвечают, мол, ссы, что за дело, всё предусмотрено.
Мужику вкалывают что-то успокаивающее и он спит, посапывая и поскуливая во сне.
Наутро рассматривает сбрую, которой снабжён, глаза уже поблёскивают, как у здорового, но ни жрать, ни пить ему не дают и личико чаще собирается в плаксивую гузку. Да и мы его жалеем: у себя дома сутки голодал, перед операцией – двое, а теперь ещё неизвестно сколько поствовать…

Через пару дней часть катетеров из него вытаскивают и разрешают попить бульону. Ещё через день он оттухает «мордой лица»: был густого африканского загара, а тут желтуха отходит и возвращает ему вид белого человека.
МихалСергеич начинает вставать к умывальной раковине и просит у меня «станочек» побриться.
Ещё один возвратился к жизни…
Малевич

Европейские свободы: кому "на", кому - "не"

Оригинал взят у dimakorban в ЕС новости: полный «пучдемон» по-испански
Демократическая сказка ЕС закончилась грустным финалом. Вместо свободы и независимости Каталония получила чуть ли не комендантский час и режим чрезвычайного положения. Все её органы власти были распущены, а главные смутьяны и зачинщики отсоединения провинции от испанского королевства были вызваны в суд или объявлены в розыск, хотя последние особо и не скрывались.


Collapse )