November 17th, 2017

О сланцах

Статья на афтешоке
Отчеты основных сланцевых игроков.
ВСЕ РАБОТАЮТ С ДИКИМИ УБЫТКАМИ!
Everyone! (с) - Стенсфилд (герой Гарри Олдмена из Леона)

Показательно, что практически прямая зависимость, чем больше добываешь, тем больше убытков.
Я конечно думал, что все это схлопнется, причем уже давно. Но это если  играть по правилам. А в том и дело, что правила для лохов - нас т.е..  У нас пол правительства считает себя гуру экономики, и ни как не могут понять, в чем дело: вроде делают все правильно, а получается жопа. Еще раз - потому что по правилам играют, а за океаном на эти правила в лучшем случае забивают, в худшем начинают их менять по ходу игры.

Да срать им на то, что добыча убыточна. Они добывают нефть и газ - в этом смысл,  а бумажек и долгов еще нарисуют. Про потолок госдолга уже никто и не заикается.
Что касается энергии, все-таки надо мерять не в деньгах, каких-то там сраных баксах или юанях. Энергия - это абсолютная величина.

Так чтааа, добыча сланцев кончится, не когда нефть будет по песят или по пять, а когда, чтобы добыть тонну нефти, надо будет затратить энергии в сравнимом эквиваленте столько же. Т.е. когда добыча станет убыточной в энергии, а не в баксах...

Но и то не факт. С это долбоебского мира еще станется, что будут добывать нефть, закачивая ее предварительно в скважину.
Этож надо всем мозг выесть про экологию, про парниковые газы и истощение ресурсов, и одновременно сжигать миллиарды баррелей нефти на майнинг! 

Премьер дошел до лампочек...Все проблемы решены, можно заняться лампочками. Может часы туда-сюда...

Премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал постановление о введении новых требований к осветительным устройствам и электрическим лампочкам. Соответствующий документ размещен на сайте правительства.

Новые требования к освещению и лампочкам вводятся для повышения эффективности, снижения расходов и уменьшения негативного воздействия на окружающую среду.




План реализуют в два этапа. На первом планируется привести в соответствие с требованиями по эффективности и эксплуатационным характеристикам лампы и светильники общего назначения. На втором этапе, согласно документу, требуется снизить уровень потерь мощности светильников в общественных и производственных помещениях: он не должен превышать восьми процентов.


Collapse )


Малевич

Вытащенное из анналов: раки

              ГДЕ РАКИ ЗИМУЮТ

                Животные не спят,

               Они во тьме ночной стоят                                                                        
               Над миром каменной стеною.
                                                                          
                       Николай ЗАБОЛОЦКИЙ.

Утрами, а тем более ночами уже морозно. Водоёмы окаймлены прибрежными ледяными закраинами. «Шереш» - так по-старому называется эта ломкая прозрачная оторочь.
Раки, которых развелось видимо-невидимо в озёрах и реках Кузбасса (даже в Томи уже попадаются) шастают подо льдом «в рассуждении чего-бы покушать». Посветишь шахтёрским фонариком в озерко – тут они, родимые.
Строго говоря, раки не зимуют. Это всякая другая рыба ложится в ямы дрыхнуть. Не спит и активен зимой разве что налим, у которого всякая жизнедеятельность начинается исключительно в холодной воде.

И раки (кстати, рак – не рыба, по Владимиру Далю, он «скорлупчатое водяное насекомое», по энциклопедии – «членистоногое животное»). Они шустры и зимой и летом. К примеру, если налим летом не охотится, а только греется на мелководье (знаток российской рыбы Сабанеев писал, помнится, что у налима летом происходят некие важные процессы в организме – что-то там с его вкуснющей печёнкой делается), то ракам всё нипочём. Им лишь бы ночь – вот выпадут звёзды млечной росой на небо и рак вылезает из норы.

Мой друг и учитель Виктор Егорыч собирается на раков капитально. Надевает тёплое фланелевое бельё и надёжные шахтёрские штаны. На ноги наматывает байковые портянки. Ясное дело, свитер. Поверх всего – ещё одни штаны, от комплекта войсковой химзащиты, кто в армии служил, знает – эдакие с лямками и высокие, под грудь. Дальше фуфайка, та самая – колхозно-совхозный всепогодный ватник. На голове подшлемник электросварщика, закрывающий уши и шею.
Посмотришь на мужика – сразу холодно становится.

Мы едем на тяжёлом мотоцикле «Урале» за город. Проезжаем пост ГАИ. Потом, когда под утро будем возвращаться, все перемазанные в глине, мужики-милиционеры обязательно остановят: «Откуда такие?», - а как узнают, что с ловли раков, станут клянчить угощенье. Дальше наш путь на горный отвод закрытой шахты. Там когда-то был участок открытой добычи. Правда, участку не повезло – котлован вырыли глубокий, метров семьдесят и попали на родники и плывуны, только уголь вскроют, как всё враз заилится. Целый экскаватор ЭКГ-4,6 засосало безвозвратно.

Теперь тут озеро в глиняных берегах. В подбережье неглубоко, а отойдёшь метров на пять и, считай, утопленник – ухнешь на семидесятиметровое дно, только пузыри и останутся, всё остальное раки съедят. Они, по-научному сказать, некрофаги – лопают всяческую падаль, а утопленник им самый лакомый кусок, человечина, говорят, сладкая.
Наверху, на горе, поселковое кладбище. Егорыч шутит, что самые предприимчивые раки ползают наверх и разрывают могилки – любят, гады, полакомиться свежатинкой.

Нынче им лафа – мы привезли несколько кило деликатесов: Егорыч подрабатывает в пригородном селе – ремонтирует народу телевизоры, вот и прихватил со скотомогильника куски позапашистей. Конечно, повезёт не всем, кто-то, последний раз насытившись, останется в раколовке.

Раколовка – это моя забота, она не требует большой квалификации, только время от времени вытаскивай да проверяй. Что попалось – в мешок. А Егорыч занят тонкой и осторожной работой. Он ходит вдоль берега и светит  фонарём. Осветит пучеглазика покрупней и пока тот, очумелый от внезапного света, соображает в чём дело, судьба его решена – в сачок и в мешок.
Раки в Сибири, а конкретно в Кузбассе, появились недавно, в конце 1970-х годов. Вернее, когда-то они водились повсеместно, но в начале прошлого века вдруг взяли да вымерли. Потом понемногу стали появляться – с востока, из Приморья. И с юга – из Казахстана. В наш котлован, говорят, раков завёз какой-то шахтёр с Украины – просто взял и выпустил несколько привезённых с курортного Трускавца штук.

Одновременно они появились близ Юрги. Две разновидности – чёрный рак, он покрупней, и коричневый, этот помельче, но всё равно некоторые особи добирают до 30 сантиметров, это если хвост и клешни расправить.
Дальше возникли раки в Барзасе. В Ине, около деревни Титово. На Беловском море. А сейчас, говорю, водятся повсеместно, даже в Томи есть. И кстати сказать, в Искитимке, между устьем и университетским мостом – это место облюбовали бичи, они продают свежевыловленных раков обычно на крытом рынке и те раки, правду сказать, маленькие, как тараканы, идут нарасхват, особенно почему-то у торгующих тут китайцев и вьетнамцев.

Но искитимских раков я не рекомендую – Искитимка давно уже не река, а сточная канава. Самый крупный, чистый и весёлый рак – с нашего котлована. Это место Егорыч надыбал, ещё работая на шахте механиком по автоматике, больше десяти лет тому. Его коллега с участка монтажа-демонтажа оборудования попросил фонарь для сына (у Егорыча всегдашний блат в ламповой): у них с приятелем, дескать, есть один, а надо два – это повысит производительность, потому что парни раков возят на рынок близ МЖК, что на руднике, и продают по пятёрке штука. За половину лета уже заработали и на джинсы, и на плееры, а тут прицелились на мотоцикл – до 800 рублей «новыми» выручали за суточный улов.

Егорыч вопрос решил по-деловому: фонарь против ведра варёных раков, а также место – где ловили.
Большое эмалированное ведро свежесваренных, в укропчике появилось прямо на следующий день, к концу смены. А пиво – это не проблема, когда раки есть. Кстати, раки идут исключительно под пиво. Это лёгкая закуска. Например, водку пить и закусывать раками я никак не рекомендую – опьянеете мгновенно. Водке нужна могучая мясная «забутовка». А рак, повторяю, требует пива и неспешной, умной беседы. Тем более, что разделывать раков это ж целое искусство, неумелый раздельщик раков только испортит – наворотит гору перед собой, мол, всё, а там рачьего мяса полно, как угля в забое, только вскрывай.

…Поздняя осень – самое время для ловли раков. Вода осветлилась, озёрные отмели стали прозрачными и раков видать, как на ладони. Конечно, холодно октябрьскими ночами, а вы как думали? Но хорошо. Сидишь под звёздным небом и в голову приходят старые хорошие стихи. Один я процитирую и предложу знатокам угадать автора (или, может быть, авторов) и оценить слог:

И рак стоит, как рыцарь на часах,
Играет ветер в лёгких волосах,
Глаза горят, как два огромных мира,
И панцирь светится, как царская порфира…