June 5th, 2019

Малевич

Виктор Конецкий


Писательский юбилей – нонсенс. Человек помер, а книги – нет. Через книги с ним беседуешь, как с живым. И в этом смысле 90-летний Виктор Викторович Конецкий – вечно живой.

Для меня он как писатель существует в трёх ипостасях.
Первая – брутальный автор-рассказчик первых своих книг. Немногословный по-хемингуэевски, верный товарищ по-ремарковски. И всё. Ранние вещи Конецкого я не перечитываю.

Другое лицо Конецкого – киносценарии. Тут он и свой рассказ переложил на киноязык, я о фильме «Путь к причалу», это в духе раннего Конецкого: «Если радость на всех одна, на всех и беда одна».
Вот только не знаю, Конецкий соорудил эту песню или какой-то ловкий текстовик-песенник. По-любому, песня – говно, хотя мелодию создал сам Петров. Да и фильм тоже говно, хотя режиссёр сам Данелия.
Говорят, чтобы ПРОТОЛКНУТЬ песню через худсовет (тогда это было обязательно) Данелия сказал, что в её мелодии использованы напевы чукчей. Это юмор, похожий на правду: фильм про северные моря, чукчи там кстати.
Сценарист-юморист Конецкий на высоком уровне. Кинокомедия «Полосатый рейс» - это, конечно, шедевр. «Тридцать три» тоже ничего, но всё же так себе, хотя режиссировал её всё тот же гениальный Данелия.

Все фильмы я смотрел в юности, которая совпала с 1960-ми годами.
Повзрослев, попал на зрелого Конецкого, на его «Солёный лёд» в каком-то толстом журнале.
Кажется, это была ленинградская «Звезда». Новый Конецкий стал для меня настоящим и окончательным.
Его непритязательные с виду заметки писались, как мне кажется прямо на бортах многочисленных судов, которыми он ходил по морям-океанам – капитан дальнего плавания Конецкий только по СевМорпути прошёл 14 раз. Там их и отстучал на пишмашинке «эрика», она стала полноправным персонажем его книг.
Всяко у него получалось. Порой с издёвкой. Порой с юмором. Порой с философией в духе его любимого Генри Торо. Или просто «путевые портреты с морским пейзажем». Но всегда очень хорошо по стилистике и человеческой интонации.
Кстати, Конецкий – неплохой живописец. Он и маринист, конечно, но более – лениградец, это его родной город, он там родился и там пережил блокаду.

«Солёный лёд» продолжился новыми записками и в итоге сложился в «роман-странствие», которому сам ВикторВикторыч дал название «За доброй надеждой». Для меня этот роман… Впрочем, не буду растекаться в славословиях…

Конецкий импонирует и как человек. Как-то в 90-е он в каком-то интервью,  на которое его вытащили телевизионники, чтобы соорудить «воспитательный час», совсем непедагогично оброни, мол, я моряк и, как всякий моряк, человек – пьющий. И прозвучало это как оплеуха – вынудили на откровенность, так получите.
Хорошие писатели, как и всякие хорошие люди, не бывают без недостатков, юным пионэрам они не пример…
Малевич

Погиб Андрей "Колбит" Митасов

Это случилось на Мажойском каскаде порогов - река Чуя, Горный Алтай. Подробностей пока нет, Приедут мужики - расскажут.

Фото сделано на Катуни.
Андрей - новокузнеченин. С ним мы ходили по Абакану и Катуни. Надёжный мужик. Крепкий, как камень. На другом фото он внизу, под скалой. Наверху Виктор "Егор" Зайцев. Фото моё, с Катуни. Кажется, 2006-й...
Малевич

О гибели товарища

Погиб Андрей Митасов. Шумный, жизнерадостный, громкий.
Скорблю.
И завидую. Вот лучше так, чем "от водки и от простуд".
Или тихонько гнить. Как я.