October 15th, 2019

Малевич

Отставка Хрущёва

55 лет назад в Москве сменился хозяин - отставили от должности Никиту Сергеевича Хрущева.

Мы, первокурсники Томского госуниверситета, только что приехали из колхоза - из Иваново-Богословки Асиновского района, где занимались уборкой льна. Обычное дело по тем временам - помогать селянам в их многотрудной работе.
Мы обживались в общаге, в лекционных залах в совершенно роскошной научной библиотете, где в свободном доступе находились книги мечты - от декадентов до футуристов.

Отставку лидера восприняли довольно равнодушно. Кто-то предположил, мол, расстреляют, ведь это ж нормальная советская традиция - Берию же растреляли. Кто-то пожал плечами: авось обойдётся, ведь не расстреляли же "антипартийную группу" - Ворошилова, Молотова, ещё кого-то и "примкнувшего к ним Шипилова".

Надо отметить, что при Хрущёве человеческое житьё-бытье стало легче.
Прекратились очереди за хлебом. Появилась разная одёжа. И почти что массовым явлением стали модники-"стиляги" и новые танцы, например, твист. Началось массовое строительство пятиэтажек-"хрущоб".
Возникла "оттепель" в литературе и искусстве. Вернулись имена Цветаевой, Пастернака, Зощенко и других. Вал воспоминаний о сталинской эпохе, тут, пожалуй, всех опередил Илья Эренбург и его мемуары "Люди, годы, жизнь".
Приобрела популярность молодая поэзия и проза - Евтушенко, Вознесенский, Аксёнов и другие. К навм пришло мировое кино - Феллини и его "Ночи Кабирии", например. Отечественное кино привыкло срывать аплодисменты на международных фестивалях.

Правда, Хрущёв попытался урезонить бунтарей-интеллигентов своими встречами и совещаниями с творческими работниками. Но выглядело это как-то не очень серьёзно - провинившихся не арестовывали, как при Сталине, и не отправляли на лесоповал.
Или на льноуборку или картошку, как несчастных школяров.

После Хрущёва появился новый национальный кумир - Леонид Ильич Брежнев. При нём всё стало скушнее. И смешнее. Расцвел жанр аненкдота про политических и военных деятелей советской эпохи - Ленина, Чапаева и даже Сталина. Началась магнитофонная эпоха - Визбор, Окуджава. Высоцкий и, конечно, Битлз.
В какое-то из лет брежневской эпохи перестали глушить зарубежные "голоса" и в обиход вошёл перессказ новостей из "диссидентской жизни": так мы узнали про "Архипелаг ГУЛАГ". И о многом другом.

В то же время как-то вдруг сменила облик "Литературная газета", ставшая из скучного официоза интересным изданием. А по ТВ вещал по бумажке товарищ Леонид Ильич Брежнев или "просто Ильич" и изза затруднённой его речи становилось всё больше жаль.
Постепенно наступала совсем новая эпоха - неожиданная, как шквал...