February 27th, 2020

Малевич

Сурков, который занимался Украиной

Сурков: мне интересно действовать против реальности
Сурков: мне интересно действовать против реальности
Фото: kremlin.ru

По просьбе «Актуальных комментариев» директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков в жанре смс-интервью пообщался с Владиславом Сурковым.


— 25 января Вы сказали, что покидаете госслужбу и будете целый месяц предаваться медитации. Прошел ровно месяц. Как в итоге помедитировали?

— Результативно. Не то, чтобы я целый месяц просидел в позе лотоса или провисел вниз головой в позе летучей мыши. Медитация разная бывает. Я практикую такой один из видов, так называемое безмыслие. Потому что в детстве сильно испугался, когда впервые осознал, что все время, абсолютно непрерывно о чем-нибудь думаю. Что в мою голову безостановочно лезут разные мысли — хорошие, плохие, умные, глупые, свои, чужие, очень много, слишком много мыслей.

И главное, мысли лезут сами, помимо моего желания. Их наплыв не поддается контролю и регулированию. Их слишком много и все больше, и больше. А голова ведь не резиновая. К тому же довольно маленькая. Я ведь еще маленький был. И подумал: «ну, б..» И мне показалось, что просто треснет моя бедная маленькая нерезиновая голова. Мозг захлебнется в мыслях.

Вот я и попытался остановить, перекрыть поток сознания. Это оказалось непросто. Задержка мышления, она как задержка дыхания — надолго не получается. Вот сколько вы можете не дышать? Минуту. Две-три. Пять, если вы очень крутой. А десять-двадцать минут это очень мало кто может. Если вообще это не трюк, не знаю. Так и не думать вы сможете не больше пяти минут. Если вы нормальный человек. Я, поскольку с детства занимаюсь, умею обходиться без мыслей до четверти часа. Это уже на грани. Не нужно пытаться повторить.

Безмыслие — это не какая-нибудь релаксация под звуки ситара. И не духовная медитация, при которой люди монотонным пением доводят себя до отупения. Которое называют почему-то просветлением. Безмыслие надо применять только в случае крайней необходимости.

Зачем мы задерживаем дыхание? Не для познания же истины и не для релакса и детокса. А для того, чтобы выжить в среде, в которой нельзя дышать — например, в воде. Задержка мышления точно так же нужна, если вы оказались в ситуации, когда мыслить вредно или невозможно. Чтобы пережить эту ситуацию и выйти из нее.

— Вышли? Пережили?

— Определенно да.

— Вы обещали рассказать о причинах отставки...

— Ты все-таки вспомнил. Надеялся заговорить и отвлечь рассуждениями о медитации. Да кому эти причины интересны? Может, в следующий раз?

— Давайте в этот. Некоторым интересны.

— Не знаю. Надо как-то не соврать, но и лишнего чего не сказать... Я ведь Донбассом и Украиной занимался в основном. Контекст изменился, скажем так. То есть, в итоге я должен был продолжать ими заниматься. Но контекст изменился...Давайте так. Я лучше не буду сам тут ничего объяснять. Но и полностью уходить от ответа не буду. Мне удалось некоторые комменты по моему уходу прочитать. Некоторые довольно правильные. Не точные, конечно, в деталях и не слишком, возможно, доброжелательные, но по сути, в целом верные. Тогда еще сразу, в январе, Владимир Соловьев описал причины. Я не автора «Трех разговоров о конце всемирной истории» имею в виду. И не Владимира Рудольфовича уважаемого. А это Соловьев из «Коммерса.» И даже Леша Венедиктов довольно верно изложил. Уже после указа. Так что, некоторые, которым уж очень интересно, могут эти комментарии сами найти.

— Вы сами попросили об отставке? Или Вам предложили написать «по собственному»?

— Сам. Это была чистая самоволка.

— Дмитрий Песков сообщил, что Вы были у президента незадолго до опубликования указа об увольнении. О чем говорили?

— О том, о чем счел нужным говорить президент. Я же со своей стороны был рад возможности сказать ему слова огромной благодарности. За то, что он позволил мне 20 лет работать на него. И в меру сил участвовать в его великих делах. Было круто. Большая честь для меня.

— Почему между Вашим заявлением и выходом указа об отставке прошло так много времени?

— Не знаю. Одна умная женщина мне сказала, когда затянулось это дело: «это они тебе, дураку, дают время одуматься.» Но полагаю, все проще. Понятно же, что моя бумажка ну далеко не приоритетный документ. Пока походила по кабинетам, там полежала, тут полежала...

— Не жалко уходить? Не скучно будет без великих дел?

— Было бы жалко, не ушел бы. Цеплялся бы. Смирился бы с изменением контекста. Но давно пора.

— Вы еще в 13-м году хотели уйти...

— Уже тогда понял, что мне нет места в системе. Я, конечно, создавал эту систему, но никогда не был ее частью. Это не проблема системы, это моя проблема. Чувствую отчуждение. Не потому, что мне что-то не нравится. Как раз нравится. Просто я не умею заниматься чем бы то ни было дольше пяти лет.
Collapse )
Малевич

Эта зараза - телефоны

Поддался общей заразе - сменил телефон.
Был у меня престарый САМСУНГ с сенсорным, впрочем, управлением. Но у него сдох динамик. Купил взамен стариковский, кнопочный АЛКАТЕЛЬ.
Кстати, первые семейные телефоны были этой фирмы.
Мирился с ним около года и вот - с окончанием гарантии - АЛКАТЕЛЬ утратил целый ряд функций.

Между тем семья обзавелась крутыми смартфонами. Круче только каменные яйца динозавров.
Пришлось наступить на горло собственной песне и обзавестись похожим гаджетом. Взял, впрочем, бюджетный СЯОМИ РЕДМИ 8.
Колупаюсь в настройках, скачиваю приложения, обновляюсь, подключился к вай-фаю - всё времяпрепровождение. И - вы будете смеяться - какое-то детское ощущение обновки.
Как говаривала покойная тёща Анна Григорьевна на ридной хохлацкой мови: "Штаны мои сыни. Ще трое у скрыни".

Вот приблизительно такой мой новый телефон:

Вернее, картинка такая на входе. Ещё не научился менять.

«Что ел Ленин» Вильям Похлебкин

Вильям Похлебкин. «Что ел Ленин»
кадр из фильма «В дни Октября»

Вопрос о том, что едят великие, был интересен публике всегда. «Сунуть нос в чужую кастрюлю» отнюдь не считается зазорным, поскольку сопоставлять свое личное положение с положением недосягаемых лиц психологически легче именно на бытовом, кулинарном уровне.

Во-первых, «великие люди» всегда, в любом случае, должны быть умнее «обычного человека». Такова презумпция. Во-вторых, к чему иметь ум и возможности, если не наладить себе нормальную жизнь.

Collapse )
Малевич

Диалог, который стоит послушать

Разумеется, мои симпатии на стороне Стрелкова. Хотя я, конечно, не монархист и, более того, в изрядной степени либерал, хотя и не такой упёртый, как Никонов.
Но моя Родина - Россия и я русский человек. Как Стрелков и как Путин, к которому оба собеседника относятся скептически. И, к счастью, не как "горожанин" Никонов.

В целом прекрасный диалог. Показательный и познавательный.