Вредный Старикашка (vas_pop) wrote,
Вредный Старикашка
vas_pop

Владимир Дудинцев. 100 лет со дня рождения


Столетие писателя прошло незамеченным. Маленькая заметка на сайте канала «Россия».
А ведь громкое было имя.

Роман Владимира Дудинцева «Не хлебом единым» о злоключениях отечественного изобретателя был напечатан в «Новом мире» в 1956 году.
Буквально перед тем редакция журнала категорически отвергла «Доктора Живаго» Бориса Пастернака – за несоветскость.
Дудинцева взяли. Мол, это как бы борьба со сталинизмом, а на дворе «оттепель».
Роман вызвал бурную реакцию. Сначала положительную. Но потом послышался окрик из идеологического центра – там показалось, что автор рисует нашу действительность шибко уж мрачными красками, особенно начальство, оно, понимаете ли, не выглядит всезнающим и справедливым и вместо того, чтобы навести порядок, «идёт на поводу».

Тут же произошёл откат назад.
Главный редактор «Нового мира» Константин Симонов выступил с публичным покаянием, а Дудинцева назвал предателем.
Фронтовик – фронтовика. Правда, Дудинцев служил на передовой, сначала в артиллерии, потом командиром пехотной роты на самом гнилом фронте войны – Ленинградском и был четырежды ранен, а Симонов сотоварищи «на пикапе драном и с одним наганом первыми врывался в города» за материалами для газеты «Красная звезда».

Обсуждение романа проходило с лозунгами и стучанием в грудь. Автор елейных рассказов о Ленине Мария Прилежаева, по свидетельствам очевидцев, рыдала и уверяла, что кабы в Москву пришли завоеватели-американцы, то всех честных писателей сказнили бы, а Дудинцева назначили градоначальником.

«Не хлебом единым» предполагался к выходу в издательстве «Молодая гвардия» и «Роман-газете», но в итоге вышел в «Советском писателе» относительно небольшим тиражом – 30 тысяч экземпляров. А «Роман-газета» хотела печатать эту вещь тиражом в 500 тысяч.
Другими словами, резонанс, при всём масштабе обсуждений, сдержали и потихоньку свели на нет. Даже дали разрешение на издание книги за рубежом. И её, "подрывную", там напечатали и даже экранизировали.
Автор шпионских детективов о майоре Пронине Лев Овалов в увлекательной повести "Медная пуговица" описал, как иноагент передаёт своему советскому адепту книгу Дудинцева - для распространения и, стало быть, подрыва советского строя.

Потом наступила эпоха «Доктора Живаго», вот это был шум! И про Дудинцева забыли.
Книги его, правда, выходили, но в фокус внимания не попадали до нового романа – «Белые одежды», появившегося на свет в перестроечном 1987 году.
И тут Владимир Дмитриевич Дудинцев вкусил из чаши славы полной мерой. Издание, переиздание, Госпремия 1988 года, экранизация семью телевизионными сериями, множественные интервью и восторженная апологетика.

И в итоге новое забвение.
Умер Дудинцев в 1998-м. Похоронен в подмосковной деревеньке.

У меня где-то есть букинистический экз. «Не хлебом единым». Имеются и «Белые одежды» 1988 года.
Положа руку на сердце, перечитывать не хочется. Даже ради талантлдивейших проблесков в тех же «Белых одеждах». Фигура «народного академика» Рядно, к примеру, замечательная в этом романе. Говорят, очень похожа на прообраз – знаменитого сталинского академика Трофима Лысенко, борца против генетики и пропагандиста разных аграрных фейков вроде ветвистой пшеницы.
Остальное – невыразительные, картонные персонажи, навевающие тоску-печаль.

Дудинцев более славен не прозой, а политическими разговорами вокруг неё. И всё же не заметить 100-летие как-то стыдно. Всё же веха в литературной истории СССР.
Tags: Литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments