Вредный Старикашка (vas_pop) wrote,
Вредный Старикашка
vas_pop

Category:

Школа

Сначала была начальная. Около банной канавы и разгрузочного ж.д. тупика.
Канава текла из бани и замерзала лишь в сильные морозы.
В тупике разгружали всякую всячину. Например, щебень. Помню кварцевый щебень – красивые камни, дававшие при ударах друг о друга длинную искру.
Или круглый лес. Брёвна падали с платформ и образовывали лабиринтные нагромождения, внутри которых удобно было лазить.

Иногда пустая платформа торчала в тупике. Мы разгоняли платформу слабосильными своими ручонками и некоторое время катились по инерции, взобравшись на неё. Один мальчишка упал на рельс и ему отрезало ногу. Помню мужика, нёсшего пацана с полуотрезанной ступней в резиновом сапоге в школу.

Другая школа была в пятом классе. Большая, двухэтажная и мы играли в прятки, бегая по её закоулкам.
Учителя имели прозвища. Учительницу географии звали «Кнопка». Она была ростом с большого пятиклассника. Косноязычного учителя труда звали «Мимися». А грозного директора – «Жиган» или в просторечии «Джага». Он обиделся, прознав о прозвище, и как-то сказал на школьной линейке, мол, хоть горшком называйте, только в печку не ставьте.
Горшок? Ладно пусть будет так. И стало школярское сообщество «Жигана\Джагу»  именовать «Горшком».

Потом школа из средней стала восьмилетней из-за нехватки учеников и нас перевели в третью по счёту школу на 11 лет с производственным обучением.
Учили помимо обычных предметов на библиотекарей, чертёжников и токарей. Большинство пацанов пошли в токари.
Два раза в неделю (а всего тогда было шесть учебных дней) мы ходили на механический завод и в принципе бездельничали. Скитались по цехам, пили газировку в литейке, загорали на крыше. Удовольствием было поработать на станке «1616», старом, но производительном. Другие, марки «ДИП», были полный отстой.

В итоге школьно-заводского обучения во мне возникло большое уважение к мастерам металлообработки. Ну, и в принципе я даже сейчас способен взять металлический пруток, зажать его в патрон, подогнать резец и выточить какой-нибудь болтик.
Но старшие классы – особое время. Это любовь, первые поцелуи (я сладко кончил, целуя любимую девочку), блуждание по городу под ручку – синонимом «любить» было слово «ходить»: «Он с ней ходит» или «Она с ним полгода ходила».

Плюс книжки, кино, радиоголоса с ракинролом, танцы-обжиманцы с вином дома у кого-нибудь и всё это под пластинки «Вокруг света».
В выпускном классе я перессорился со всеми учителями (исключая физика – Василия Фёдоровича Каленского), прослыл «диссидентом», на уроки практически не ходил, в результате получил аттестат с девятью тройками.
Одна пятёрка, впрочем. По астрономии. Её поставила мне «Кнопка» ещё в восьмом классе.
Даже по любимым литературе, русскому языку и истории, были, блять, четвёрки.

- И куда же ты теперь будешь поступать? – с издёвкой спросила классная руководительница Мария Фёдоровна Староверова.
Я поступил в ордена Трудового красного знамени Томский университет имени Куйбышева…
Tags: школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments