Вредный Старикашка (vas_pop) wrote,
Вредный Старикашка
vas_pop

Сибирский тракт



Когда я учился в Томске, то по первости удивлялся названиям некоторых улиц. Например, Московский тракт или Иркутский тракт. Потом привык – названия совпадали с былыми дорожными направлениями. Исторически закрепились в городской топонимике.

И вот, порхая по сибирским сайтам, надыбал дорожную тему.

Освоение Сибири началось, разумеется, со строительства дорог, с налаживания дорожной сети, с ямской гоньбы и почтовой службы. По сей день легко узнаваемы трактовые деревни, например, Листвянка – родина космонавта Леонова: там все дома стоят вдоль одной улицы-тракта и все окна смотрят на неё. А обычные сёла скроены по хуторскому типу: усадьбы находились где хозяевам было удобнее – у воды, при огороде, скотском выгоне.

Бездорожная Сибирь – совсем другая страна. Когда Ермак Тимофеевич в 1582 году послал своего соратника Ивана Кольцо в Москву с известием о покорении Сибири и подарками Белому Царю, казаки-посланцы торили зимний путь по целине и большую часть его проехали не на лошадях – лошадям убродно было в метровых снегах, – а, представьте себе, на собаках.

Летом по Сибири пробирались водными путями, а водоразделы преодолевали волоком. Можно себе представить, сколько многотруден был путь первопроходцев.

Первым сибирским дорожником считается Артемий Бабинов. Из крестьян. Рассказывают, что он однажды пробрался следом за язычниками-вогулами (нынешнее название народа – манси) из Соликамска за Урал. Вогулы шли справлять важные обряды в Чаньвинской пещере, что в верховьях реки Туры, а Бабинов тайком за ними крался, заламывая ветки – оставлял памятные знаки, чтобы вернуться.

Вернулся. И тут подоспел указ царя Федора Иоанновича насчёт «охочих людей» для разведки удобного пути в Сибирь. Это был 1595 год. И Бабинов из «охочих» вызвался первый.

Дорожному строителю в подчинение было предоставлено два целовальника (это специальные доверенные люди от воеводы, которые присягали, целуя крест, что будут честными и правильными) и сорок работников, в обязанности которых входила расчистка и обустройство дороги, а также прокладка мостов и гатей. За два года протянули 260 вёрст и это оказалось в восемь раз короче прежнего пути, шедшего по рекам и междуречным волокам. В верховье реки Туры, куда пришла первая сибирская дорога, годом позже началось строительство города Верхотурье.

Значение этой дороги можно сравнить разве что со знаменитым трансрусским путём «из варяг в греки». Продолженная вскоре до Тюмени, а потом и до Тобольска, новая «государева дорога», в народе получившая имя «Бабиновская», лет полтораста оставалась единственным официально разрешенным путем сообщения между европейской частью государства и Сибирью.

Почему официально разрешённым? Потому что в 1600 году в Верхотурье открылась таможня, досмотр в которой обязаны были проходить все без исключения люди, следовавшие в Сибирь и обратно из нее

Историки высоко ценят эти бывшие долгое время единственными врата в Сибирь и напоминают, что в разное время по «Бабиновской дороге» проследовал целый ряд людей, ставших со временем выдающимися персонажами отечественной истории. Среди них — мятежный протопоп Аввакум, опальный князь Меньшиков, предок А.С. Пушкина – Ганнибал, целое созвездие выдающихся ученых – членов экспедиций Витуса Беринга, первые сибирские губернаторы и митрополиты.

«Бабиновская» дорога быстро стала частью культурного ландшафта Сибири. И не только Сибири. Даниэль Дефо, продолживший историю Робинзона Крузо новыми приключениями, провёл своего героя по Сибирскому пути. Материал Дефо черпал предположительно из записок неизвестного военного иностранца, проследовавшего с сорока шестью офицерами из Москвы в Сибирь в 1666 году. Его рукопись, написанная по-немецки, длительное время оставаясь неизданной, хранилась в Копенгагене, но вполне могла попасть в руки Дефо. Впрочем, у него были и иные источники – записки русских послов в Китай 1692-1695 годов.

Дорожная сеть постоянно расширялась и проникала всё дальше и дальше вглубь континента. Дороги шли вслед за казачьими и стрелецкими отрядами. Ставили острог, обустраивали крепость и непременно связывали их между собой – сначала конными тропами, а потом и санным и колёсным путём-дорогою.

В 17 веке, одновременно с укреплением русских позиций в алтайских предгорьях, появился Казачий тракт у нас, в Кузнецкой котловине. Он связал Томск и Кузнецк. В начале 19 века была учреждена «ямская гоньба» между этими городами и, значит, почтовая связь.

При ямщицких станциях и «станках» обживались переселенцы из России. Зарабатывали обслуживанием проезжающих, содержанием гостиниц, ямщицкой работой и, чего греха таить, грабежом. Например, деревенька Варюхино, что стоит на берегу Томи в Юргинском районе, производит своё название не от девушки Варюхи, а от того, что бытовали там когда-то воровские люди. А вот ещё есть село Ворогово на Енисее, тоже стояло на тракте.

Для охраны от лихих людей каждому обозу придавали казачий конвой. А в открытой зоне, где-нибудь в Барабинской степи, ямские станции укрепляли и даже располагали там небольшие гарнизоны.

Но как пришло мирное время, придорожные поселения стали богатеть и расширяться. Село Монастырское, например, стоявшее на Казачьем тракте близ Кузнецка, выросло в город Прокопьевск. Щегловское ещё раньше стало городом. Усть-Сосновское долго оставалось крупнейшим поселением в нынешнем Топкинском районе, его при Советской власти на одно время сделали райцентром.

Качество прежних дорог, само собой, не сравнить с нынешними шоссейными. Или даже с грунтовыми – отсыпанными гравием и пройденными грейдерами. В распутицу это были топи и ухабы.  Скатавшийся на Сахалин молодой Антон Чехов (кстати, он переправлялся через Томь в Варюхине, но обошлось без приключений) очень красочно описал сибирские хляби.

Так что путешественники старались проделать дальний путь «по морозцу», на санях, на тройке лошадей с поддужными колокольцами. Но всё равно путешествие в зимней кибитке продолжалось несколько недель. А иногда и месяцев. Например, первокреститель наших мест Пётр Чихачёв, введший в обиход название Кузнецкий каменноугольный бассейн, выехал из Питера 13 марта 1842 года и, нигде надолго не останавливаясь, прибыл в Бийск, откуда потом пустился в путешествие по Алтайским горам и Кузнецкому Алатау, только 17 мая. И это ещё не так плохо.

Совсем иное время для Сибири началось, когда её пересекла Транссибирская железная дорога…

Tags: Сибирь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments