Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

Малевич

Протасевич


Протасевич вызывает комплекс не лучших чувств: жалость, сочувствие, отвращение. Умненький мальчик, возжелавший поиграться в революцию, как "в танчики", и вдруг оказалось, что танчики настоящие и он сам игрушка в чужих руках.

Припоминаю роман Грэма Грина, кстати, профессионального шпиона, где резидент разведки, случайно попавший в эту ипостась, "лепит от фонаря" свои донесения, выдумывает сюжеты и людей и вдруг те выдуманные коллизии воплощаются в реальность и гибнут реальные и живые люди.
Кафкианского ужаса история.

А так-то парень молодец. Получил разок под ребра и прозрел. Так что полагаю, что профилактические удары под рёбра следует ввести в правоохранительную практику.
В одной из кемеровских школ директором был будущий милицейский генерал, он учил правилам поведения просто и эффективно - втыкал шалуна носом в стенку.
Малевич

Лукашенко обаял российских журналистов


Да и меня, признаться, тоже. Харизма - налицо.
Многое объяснил. Главное - себя отмыл от карикатурного образа.

За "33-х богатырей" извинился. В чрезмерном применении силы против демонстрантов признался и тоже повинился. Союзные обязательства с Россией подтвердил. Про "многовекторность", притом, что основной политический и экономический партнёр - Россия, растолковал. О том, что давление на Беларусь и Россию не прекратится, но усилится - предупредил. И что не отступит ни на пядь, заявил.

Наконец, в том, что малость "пересидел", признался.
Ну, что, нехай "пересиживает" и дальше. На явном констрасте с невнятными курочками-оппозиционершами. И в чистенькой, сбережённой, спокойно развивающейся  дружественной стране.
Малевич

Путиноведение

Любопытный материал "Центра Карнеги".
В принципе объективный, но и далёкий от всяческих доброжеланий российской и белорусской власти. Да и народам тоже.
Вместе с тем напоминание, что наши страны окружены отнюдь не доброжелателями, но базами НАТО.



Путин прервал двухнедельное молчание по поводу Белоруссии. Он дал большое интервью государственному телеканалу, часть которого пустили за два дня до выхода полной версии в воскресный эфир. Было важно, чтобы те кадры, где Лукашенко обещана помощь, если протест радикализуется, увидели до традиционных белорусских митингов и шествий выходного дня.


Протестующим помощи не обещали, но согласились, что раз есть протест, есть и проблемы. Решение этих проблем, однако, не должно менять мирового баланса сил в худшую для Кремля сторону. Отношения народа и Лукашенко являются внутренним делом Белоруссии, пока остаются в рамках геополитического статус-кво, но перестают им быть и становятся поводом для вмешательства, если изменяют его не в пользу России. Однако само по себе отстранение от власти непрозападного диктатора без его согласия рассматривается как нарушение такого баланса, и внутреннее вновь становится внешним.

Белорусский сюжет стремительно сводится до всем знакомого «Россия – с диктатором, Европа – с оппозицией». У оппозиции в ответ тут же появляются национально-освободительные интонации: уже не просто свобода, а еще и независимость. «Маршем независимости» назван очередной большой воскресный выход на улицы в белорусских городах.
Все увидели, как сложное выражение упростили до известной формулы: борьба за власть внутри государств рассматривается как часть большого сюжета об их месте в глобальном противостоянии хозяев мира с теми, кто не желает хозяевам подчиняться. В этой перспективе само неподчинение диктатору выглядит не как восстание свободолюбивых граждан, а как мятеж глобальных лоялистов против революционного правительства.
Путин в очередной раз подтвердил, что когда речь идет о странах, хотя бы отчасти непокорных Западу, властью являются те, кто ее удерживает, а не те, кто на нее претендует. Даже если удерживают спорно, а претендуют законно. Легитимность власти в любой стране для него оценивается не по качеству процедур и не по истинной популярности лидера, а по тому, сохранится ли прежняя дистанция между страной и Западом. Если сохранится, власть законна, если уменьшится – сомнительна. Законность власти внутри страны – производная от дистанции между ней и Западом вовне.
Жестокость, если до нее дойдет, не делегитимирует. Наоборот, она свидетельствует о серьезном отношении к власти, а значит, к государству и народу: об этом был спор Путина с Медведевым о Каддафи. В такой глубоко патриархальной картине мира бьют действительно от отеческой любви. Для особенно приставучих и непонятливых отеческая жестокость оправдается примерами чужой, в стане зарубежных либеральных критиков, которые и в отцы-то толком не годятся: «правоохранительные органы Белоруссии ведут себя достаточно сдержанно», зато «в некоторых европейских странах люди гибли чуть ли не каждый день».

Отношение к белорусской власти помогает понять, как Владимир Путин видит собственную власть и вписанную в нее жестокость. Власть в России законна, пока непокорна, то есть пока поддерживает независимость от Запада, большую и равную нынешней. Жестокость оправданна, если направлена на поддержание этой дистанции. Претенденты, предлагающие сократить дистанцию, – опасные идеалисты или предатели.
Две недели в Кремле наблюдали, достаточно ли у Лукашенко воли к власти, не будет ли раскола элит, не предадут ли силовики. Убедившись, что первое есть, а остального нет, окончательно выбрали его. Все равно на горизонте не видно тех, кто лучше гарантирует Союзное государство и равную или большую дистанцию от Запада. В других вариантах речь идет о равной или меньшей дистанции.
Правда, даже часто упоминаемый раскол элит или силовиков не будет сигналом уйти ни для Лукашенко, ни для самого Путина: Асад, Каддафи, Мадуро и при расколе не уходили, и, в его понимании, правильно делали.
Сам внутриэлитный раскол будет принят в расчет, только если элита раскалывается на дружественных и не менее дружественных. Если раскол происходит на дружественных и враждебных, то он просто делает Белоруссию больше похожей на Украину, где он никак не отвратил от поддержки своих против чужих.

Насилие со стороны власти – защита, насилие со стороны улицы – нападение. В случае Белоруссии – нападение на страну ОДКБ, запускающее действие статьи о взаимной помощи. Причем это нападение именно внешних врагов. Даже если нападают свои, это происходит в интересах внешних сил. Свои в момент нападения на власть становятся чужими. Значит, можно воевать и слать военную помощь.
Это вполне объясняет, почему Навальный может проходить не по ведомству внутренней политики с его методологами и политтехнологами, а по ведомствам защиты от внешних угроз совсем c другими специалистами, штатными и внештатными. Отравление Навального, независимо от уровня решения, вписывается в эту идущую с самого верха геополитическую простоту взглядов.
Протестовать допустимо, но не для того, чтобы взять или сменить власть, а для того, чтобы власть услышала и исправила отдельные недостатки. Заявка на смену власти – тоже нападение. Любой орган, созданный протестующими для переговоров о передаче власти, незаконен, потому что в законе про него ничего нет. Это давно знакомый путинский буквализм, который не мешает менять букву закона вопреки его духу.
Военная и полицейская помощь Лукашенко – внутреннее дело российской и белорусской власти, она не нуждается в международном одобрении. Не только по причине совместного членства в ОДКБ, она и в Сирии не нуждалась. Однако благодаря ОДКБ здесь, в отличие от Украины, о помощи говорят заранее, открыто и буднично: «Александр Григорьевич попросил меня сформировать определенный резерв из сотрудников правоохранительных органов, и я это сделал».

Европе дают понять, что вопрос о власти внутри общего контура российско-белорусской системы безопасности будет решаться без нее. Никакого приглашения к посредничеству не будет, все происходящее – внутреннее дело.
Европа со своей стороны пока не может сформировать для Белоруссии предложение, аналогичное хотя бы украинскому. Украинский опыт признан в Европе опасным, в том числе из-за реакции России, которую Запад не смог ни предотвратить, ни обратить вспять. А теперь у Европы, ослабленной брекзитом и разоренной ковидом, еще меньше возможностей, чтобы наказать Россию или вознаградить протестующую Белоруссию. Невыполнимые обещания интеграции для (сравнительно более подготовленной к ней) Белоруссии ради геополитической победы признаны безответственными.
Российские государственные СМИ переключились со сравнительно честного показа протестов и тональности «Белоруссия не Украина» на «в Белоруссии, как на Украине». Сбитому было с толку российскому телеобывателю теперь все снова понятно.
Запутанная коллизия «дружественный народ против дружественного режима» распутана самым примитивным образом. Из двух друзей настоящим признан режим. И где-то там его тихо поддерживает правильный народ. А тот, который шумно не поддерживает, рано или поздно проявит свою враждебную сущность. А не проявит, враждебность ему можно приписать. Любая символика, отличная от государственной, постепенно с подачи Лукашенко маркируется как фашистская.

Внутренний российский рынок общественного мнения, уставший от Путина, все равно пока еще в два раза больше за Лукашенко, чем против (50 с лишним процентов на 25). Это тоже имело значение, когда принималось решение пойти за Лукашенко.
Путину не нужно, чтобы в Белоруссии было как в Армении. У Армении с Карабахом нет перспективы уйти в сторону Запада, а у Белоруссии без Лукашенко есть. Ему не нужно и смены президента-узурпатора совместными усилиями с Европой, как в Молдавии, потому что Молдавия давно чужая, а Белоруссия – своя.

Судя по скорому и не считающемуся с издержками упрощению белорусского сюжета, в Кремле не будут усложнять и собственную жизнь, когда дело дойдет до вопроса о власти в России. После недолгих колебаний в отношении Белоруссии было избрано самое простое, «дефолтное» толкование про цветную революцию, больше всего соответствующее поляризующему восприятию мира через геополитическое противостояние хозяев и бунтовщиков. Точно так же до этого внутри самой России после недолгих колебаний по умолчанию был введен в действие план обнуления – тоже самый незатейливый из всех возможных сценариев.

Простота того, как было изготовлено российское обнуление и перетолковано белорусское противостояние, указывает на то, что и вопрос о власти Путина может решаться по простейшей формуле: «Давайте спросим людей, хотят ли они видеть меня президентом». Но если люди, как в случае с Лукашенко, вдруг ответят, что не хотят, ответ не будет засчитан. В момент неверного ответа граждане начинают трактоваться не как граждане, а как вольные или невольные пособники внешнего противника, заблудшие или злонамеренные коллаборанты, овцы или волки.
Так происходит окончательная геополитизация любого внутриполитического действия. Она упрощает любое неприятное решение. Например, выборы – не внутренний вопрос о власти, не обратная связь между населением и правительством, а акт внешнеполитической обороны, и к их результатам надо относиться соответственно. Так же надо относиться к свободе собраний, печати, историческим публикациям, допинговым расследованиям, художественным фильмам, инвестициям и так далее.

Внутриполитическая субъектность белорусского народа важна, но вторична по отношению к внешнеполитической субъектности белорусской власти как участника глобальной балансировки сил. Требование свободы можно учитывать, пока оно не входит в противоречие с задачей поддержания геополитического равновесия. То же самое касается требований народа самой России. Оба народа – объект, материал для организации сопротивления глобальным гегемонистам, поэтому самое важное, чтобы этот материал не попал в чужие руки.
Внешнеполитическая рамка изменяет форму и содержание любого внутреннего действия: кажется, это про частное, а оно про общее; кажется, про свое, а нет – про чужое. А чужим занимаются профессионалы, тут никак без опыта, специальных знаний и широких горизонтов. Ведущий специалист в области внешней политики в России – президент, он занимается ею по Конституции и решает все вопросы как геополитический стратег. В том числе вопрос о собственной власти и власти соседнего автократа.

https://carnegie.ru/commentary/82606?utm_source=rssemail&utm_medium=email&mkt_tok=eyJpIjoiWWpnMU9EYzVOVE5tWm1JMiIsInQiOiJXNmJseHR3bk1rMk54NmNBNlNONTJqNE5zXC9aM21VbmtQSGZSbExXQWY1cEpcLzZVRlA2anArQnhTYzdxNThiQnVDT1RoakJ1RWQybmVrZTNseXBoN0thMmpEUVRSM2Fpa29RNUI0VGVxbElHTUpqamZOSVY3ZWRJVURqejUya2s3In0%3D
Малевич

Александр Роджерс: Джентльмены предпочитают физические активы

Сергей Юрьевич Глазьев человек занятой, поэтому радует нас своими экономическими статьями весьма редко. Но если уж приложит, то таким обилием цифр и фактов, что возражать почти невозможно
Вот и теперь выдал огромный материал о белорусской экономике. Начиная с преимуществ интеграции и заканчивая возможными негативными последствиями от разрыва политических и экономических отношений.
И обоснованно, и наглядно. Академик, ноблесс оближ.

Одна беда – ничего из этого никто из скачущих по улицам и площадям денегератов читать не будет (а если и попытается, то не поймёт).
Поэтому я попробую объяснить примерно то же самое, но на пальцах.
Как говорил товарищ Адам Смит, на которого так любят ссылаться сторонники свободного рынка (но которого подавляющее большинство из них к своему стыду не читало, как и многие наши «марксисты» не читали Маркса), «Процветают производящие народы».
И это фундаментальная основа всех представлений об экономике.
То есть для процветания людей нужны блага. Их можно
а) добыть;

б) произвести;

в) отнять у других.
Россия, например, много чего добывает. Но и она старается по возможности сократить удельный вес добываемого и нарастить производимое.
США и англосаксы традиционно стараются грабить других (на Острове вообще туго с полезными ископаемыми, и они веками были беднее церковных мышей, а их почти единственной статьёй экспорта была овечья шерсть). Сейчас, когда эту возможность им в основном перекрыли, мы видим резкое проседание уровня жизни как в Штатах, так и в Британии.

Так называемая «промышленная революция» в Великобритании вообще была бы невозможна без грабежа колоний (американских, африканских и азиатских), потому что у британцев без этого не было бы необходимой концентрации ресурсов.
В общем, нефтяных полей, как у Саудовской Аравии (чтобы жить за счёт добычи и продажи полезных ископаемых), у Белоруссии нет.
Десяти авианосцев для грабежа колоний тоже.

Остаётся всего один вариант – трудиться на производстве. Причём мы не говорим сейчас обязательно о выращивании картошки или сборке тракторов, создание программного обеспечения в современном мире также является производством.
Но произвести мало. Нужно ещё это кому-то продать. Нужны рынки сбыта.
А вот с этим в современном мире очень тяжело. Все рынки давно захвачены и поделены (и айтишный тоже).

Россия с одной стороны предоставляет Белоруссии дешёвые энергоносители (углеводороды занимают в структуре белорусского импорта из России около 56%), а с другой – милостиво открывает свои рынки для белорусских товаров.
И вот именно за счёт сочетания этих двух факторов – сниженной себестоимости продукции и доступа к рынкам сбыта – белорусская экономика и чувствует себя достаточно хорошо.
Но во всём остальном, большом и злобном мире далеко не так. За рынки сбыта идёт жесточайшая конкурентная борьба, зачастую максимально грязная.

Чтобы всё это не воспринималось, как нечто абстрактное, приведу пару примеров.
1. Когда майданутые попытались организовать забастовку на «Беларуськалии», то акции западных компаний, занимающихся продажей минеральных удобрений, подскочили почти на двадцать процентов. Потому что появилась потенциальная возможность замутить передел части рынка.
2. Аналогично и с попыткой устроить забастовку на «БЕЛАЗЕ», которая случилась в аккурат после того, как белорусы выиграли у «Катерпиллара» тендер на поставку в Индию 96 своих грузовиков. Так «случайно совпало», конечно.
В переводе с языка лозунгов на правдивый все эти призывы к забастовкам звучат как «Вы поскачите, пожалуйста, потому что нашим западным хозяевам нужно захватить новые рынки сбыта».

Причём, заметьте, они уже фактически забросили борьбу с «тиранией» Лукашенко. И все их усилия сейчас направлены почти исключительно на организацию забастовок (которые бьют по экономике, а не по Лукашенко). Потому что именно это – уничтожение конкурента на рынках – является главной целью их хозяев и спонсоров.
P.S.
Если же в результате рейдерского захвата (а майдан – это и есть классический рейдерский захват, только в рамках целой страны) удастся поставить свою послушную марионетку, захватить всю страну и разграбить её полностью (как Украину), то это просто джекпот.

Потому что рассказы про «молекулы свободы» для лохов, а джентльмены предпочитают физические активы.

Александр Роджерс, специально для News Front
Малевич

Лукашенко

Противу брани слева и справа, в хвост и в гриву, противу даже собственной давней антипатии к "бацьке" я начинаю ему сочувствовать и желать победы.
Все на одного - это не по-мужски. А один против всех - это правильно и достойно.
Малевич

Дарья Митина о происходящем в Белоруссии

Театр закрывается

В общем, так. Напишу предельно цинично, без аллегорий, экивоков и классового анализа. А то смертельно уже обрыдли страждущие с обеих сторон, спать не дают:))).

У белорусской оппозиции нет сил для взятия власти. Строго говоря, в роли оппозиции сейчас выступает неорганизованный народ, взбешённый тем, что власть не стала себя утруждать подсчетом голосов, а объявила цифры от балды чуть ли не до закрытия участков:). Традиционная оппозиция рассосалась, растворилась в воздухе, отсиживается в Вильнюсе и Варшаве и пишет "приватизационные планы по разделу шкуры неубитого Луки".

Переворотов без знамени не бывает. Для любого успешного переворота нужен условный Гуайдо (Коштуница, Порошенко-Турчинов-Яценюк, нужное подставить). Альтернативного кандидата у протестантов нет, программы - тоже. "Уйди, противный!" - это не программа, это детский сад. Тихановская не захотела быть Долорес Ибаррури и сейчас обустраивается в Литве. Ей не нужно ни Конституции, ни севрюжины с хреном, единственное её желание на сегодня - чтобы с мужем обращались гуманно, не лишали компота и пораньше отпустили для воссоединения с семьёй. Кстати, оказалась нормальной бабой - не истеричкой, не провокаторшей, не безмозглой дурой. Я бы на месте Луки её пригласила вице-премьером по соцзащите, когда пыль поуляжется.

Все эти митинги-шествия-стояния с цветочками и вопли у заводских проходных - в пользу бедных. И не надо сейчас крокодиловых слёз и сивой хуйни про "железную поступь рабочего класса". В Польше рабочий класс во главе с Валенсой, руководимый реакционными буржуа и клерикалами, своими руками сокрушил польский социализм, а пьяное опухшее ельцинское ебло внесли на руках в Кремль именно шахтёры, стучавшие касками, - таки достучались, спасибо им большое не устаём говорить и сейчас. Не говоря уже о том, что несмотря на тиражируемое российскими СМИ кудахтание Нехты, ни одно белорусское предприятие так и не забастовало. Забастовка - это не собрание в актовом зале или во дворе двухсот людей из 11 тысяч работников предприятия. Забастовка - это когда предприятие приостанавливает свою работу. Сообщения о забастовках в субботу и воскресенье - такую залепуху способен схавать исключительно российский пипл, вконец охуевший от двух десятилетий путинизма и забывший уже значения не только термина "забастовка", но и других общеупотребимых слов.

Наиболее агрессивная часть протестантов уже подралась в первую ночь, получила пизды в зубы и больше не хочет, наиболее дальновидная её часть уже даёт "добровольные" показания в КГБ про "тридцать тысяч российских серебренников": А шествиями в белых одеждах в белом венчике из роз власть не берут. Вспомните Украину. Там 4 месяца десятки тысяч людей в лютый мороз не расходились, дрались, громили, убивали, кровь лилась реками. Ничего подобного в Беларуси нет. Темперамент ли тому виной, национальный характер или объективные социально-экономические причины - об этом потом будут писать диссертации социологи, но факт налицо: украинского варианта в Беларуси не было, нет и не будет.

Переворот в РБ состоится только в том случае, если по серьёзке в него впишется либо Россия, либо Запад. Россия, надев прищепку на нос, Батьку уже поздравила и обещала "союзнические" отношения, которые подразумевают совместный военный отпор интервенции. После этого официальные российские каналы резко ограничили говнопоток, а проплаченные каналы и блоггеры лают уже больше по инерции, поскольку оплата сдельная:))). Большому Западу сейчас войнушка в Беларуси вообще не всралась, ему бы с Украиной разъебаться. Литва с Латвией могут. сколько угодно тявкать, но у Беларуси, вообще-то, армия хоть и пожиже бундесвера, но ненамного. То же самое с Варшавой - одно дело проплатить телеграмм-канал и нагнать в него два миллиона ботов, а другое дело впрягаться в войну, почувствуйте разницу. В общем, если Батька не просрёт бездарно эти пару недель, то 1 сентября начнется учебный год, и он будет перерезать ленточки во вновь открытой школе.

А вы, котики, выпейте валерьяночки, включите сериальчик, сходите погулять. Театр закрывается, расходимся
Малевич

Сергей Стиллавин, радио "Маяк" о Белоруссии

Сергей Стиллавин
17 ч.
Прошла неделя с белорусских выборов. Вернулся оттуда мой коллега - был задержан и избит, всё тело в синяках.

Тем не менее, рассказывает, что в первые ночи волнений на милиционеров активно нападали группы хорошо натасканных профессионалов, которые выполняли роль запала.

Уличное противостояние можно долго обсуждать, но после появления «женщин в белом» попытка цветной революции стала очевидной всем. Методика работы организаторов повторяется из раза в раз, потому что эффективна: это лишь обывателю, «уставшему от Батьки», всё время хочется новизны - обыватель воспитан маркетинговыми технологиями, которые регулярно обновляют упаковку для всё тех же чипсов; а люди серьёзные действуют по старым лекалам - так удобнее и надёжнее.

Самое досадное во всей этой истории - одурманенность народа, совращаемого фейковыми обещаниями, что без самодура Лукашенко будет обязательно лучше. Мы уже пережили такое помутнение рассудка в начале 90-х: мы словно не замечали базиса, который у нас был - образование, медицина, жильё, справедливый средний уровень жизни, уголовное преследование спекулянтов и прочее. Мы были уверены, что к этому базису, снеси мы «надоевшее» государство, у нас просто прибавятся сотни сортов колбасы. А в реальности мы ОБМЕНЯЛИ страну с базисами на возможность покупать - обменяли гражданина на потребителя.

Самое глупое - это поведение рабочих на государственных заводах: их российские коллеги остались без работы ещё в 90-е, а на месте производств стоят бизнес-центры. Белорусы как будто не понимают свою участь: заводы будут приватизированы и разграблены, потому что глобальным производителям конкурент не нужен. Понимаете: не нужен «Катерпиллеру» работающий «БелАЗ»! Если не включить голову, через пару лет поедут трудиться в Россию и за стаканом водки вспоминать, как их развели.

Да, Лукашенко у меня вызывает отторжение - из-за личных амбиций он игнорит интеграцию с нами, которая лишит поляков шансов на реванш.

И я сочувствую белорусам: внешний враг их обольщает, а свой чудила не врубается, как надо обращаться с людьми в эпоху ловкачей вроде «белых касок». Эмоции от видео из Варшавы сильнее понимания, что есть риск лишиться Родины.