Category: история

Малевич

Отставка Хрущёва

55 лет назад в Москве сменился хозяин - отставили от должности Никиту Сергеевича Хрущева.

Мы, первокурсники Томского госуниверситета, только что приехали из колхоза - из Иваново-Богословки Асиновского района, где занимались уборкой льна. Обычное дело по тем временам - помогать селянам в их многотрудной работе.
Мы обживались в общаге, в лекционных залах в совершенно роскошной научной библиотете, где в свободном доступе находились книги мечты - от декадентов до футуристов.

Отставку лидера восприняли довольно равнодушно. Кто-то предположил, мол, расстреляют, ведь это ж нормальная советская традиция - Берию же растреляли. Кто-то пожал плечами: авось обойдётся, ведь не расстреляли же "антипартийную группу" - Ворошилова, Молотова, ещё кого-то и "примкнувшего к ним Шипилова".

Надо отметить, что при Хрущёве человеческое житьё-бытье стало легче.
Прекратились очереди за хлебом. Появилась разная одёжа. И почти что массовым явлением стали модники-"стиляги" и новые танцы, например, твист. Началось массовое строительство пятиэтажек-"хрущоб".
Возникла "оттепель" в литературе и искусстве. Вернулись имена Цветаевой, Пастернака, Зощенко и других. Вал воспоминаний о сталинской эпохе, тут, пожалуй, всех опередил Илья Эренбург и его мемуары "Люди, годы, жизнь".
Приобрела популярность молодая поэзия и проза - Евтушенко, Вознесенский, Аксёнов и другие. К навм пришло мировое кино - Феллини и его "Ночи Кабирии", например. Отечественное кино привыкло срывать аплодисменты на международных фестивалях.

Правда, Хрущёв попытался урезонить бунтарей-интеллигентов своими встречами и совещаниями с творческими работниками. Но выглядело это как-то не очень серьёзно - провинившихся не арестовывали, как при Сталине, и не отправляли на лесоповал.
Или на льноуборку или картошку, как несчастных школяров.

После Хрущёва появился новый национальный кумир - Леонид Ильич Брежнев. При нём всё стало скушнее. И смешнее. Расцвел жанр аненкдота про политических и военных деятелей советской эпохи - Ленина, Чапаева и даже Сталина. Началась магнитофонная эпоха - Визбор, Окуджава. Высоцкий и, конечно, Битлз.
В какое-то из лет брежневской эпохи перестали глушить зарубежные "голоса" и в обиход вошёл перессказ новостей из "диссидентской жизни": так мы узнали про "Архипелаг ГУЛАГ". И о многом другом.

В то же время как-то вдруг сменила облик "Литературная газета", ставшая из скучного официоза интересным изданием. А по ТВ вещал по бумажке товарищ Леонид Ильич Брежнев или "просто Ильич" и изза затруднённой его речи становилось всё больше жаль.
Постепенно наступала совсем новая эпоха - неожиданная, как шквал...
Малевич

9 октября - день чтения

Как всегда, меня опередили.
В "Кузнецком рабочем" заметка Бориса Кобзаря http://kuzpress.ru/culture/09-10-2019/70396.html

Упрощая, это заметка о вреде чтения. Остроумная, провокативная, со ссылками на товарища Мао, но именно об этом.
Кобзарь говорит. что пятнадцать лет занимался книготорговлей, так что, хошь-не хошь, это это текст книготорговца, разочаровавшегося в профессии, потому что книги перестали приносить прибыль.
Сочувствую.

Сегодня книги, коих в былые времена наиздавали целые горы, успешно перерабатываются в хозяйственный картон, туалетную бумагу, гигиенические прокладки и иные полезные вещи. Почему бы Борису не сменить профессию?

У меня нет простых и приемлемых возражений на призыв к малочтению. Товарищ Мао, конечно, авторитетный товарищ, но по свидетельству его родни в молодости был запойный чтец. А его тезис насчёт чтения нормально-пропагандистский: зачем читать всякую всячину, достаточно цитатника из произведений Великого Кормчего.

К тому же в Китае, чтобы стать полноценным читателям, надо заучить тысячи иероглифов. Не всякому это по усердию и разуму.

В Китае «культурная революция», инициированная товарищем Мао, а ещё более цитатами из его бессмертных трудов, разрушила страну. Но сделала её послушной, что позволило новым лидерам индустриализировать Китай. Не обязательно читать и вообще быть культурным человеком, надо усердно работать.
В СССР всеобщая грамотность научила людей воспринимать идеи, иногда чуждые и абсурдные, и в конечном итоге тоже разрушила страну. Как сказал известный литературный персонаж, разруха прежде всего наступает в головах.
И вот она наступила.

От Мао к Кобзарю.
Полезность чтения состоит в привычке воспринимать грамотный текст и последующей грамотности читающего. Тот, кто мало читает, малограмотен, это аксиома.

При этом несложно понять человека, с трудом воспринимающего «Войну и мир». Это давнопрошедшая война и мир, которого нет уже двести лет. Это о людях, которые невозможны сегодня. Их не только житейский, но и эмоциональный опыт несовместим с нынешними реалиями.
Конечно, если вы хотите что-то знать об исторической России, да не только о ней, надо читать, иного не дано.

Но если не хотите, следуйте за Борисом Кобзарём и товарищем Мао.
Малевич

Грэм Грин

Британский романист. Выходец из ихней разведки.

Почти что юбилей - 115 лет.
При Советах очень был издаваем. Даже что-то было в "Роман-газете", а это минимальный тираж - 300 тыщ.
Помню "Суть дела", "Наш человек в Гаване", "Тихий американец" и "Комедианты". Но всё прошло вскользь. То ли переводы были говно, то ли тематика никак не задевала.
Один из романов, кажется, "Наш человек в Гаване", о придуманном шпионе. Его родил некий ленивый офисный засранец, чтобы показать, какой он ценный работник.
И вот из придумки вдруг развивается фантасмагорический сюжет: вымысел становится правдой с реально трагическими последствиями.

Грин при всём своём шпионском прошлом - противник истэблишмента, интеллигент чеховского склада, сочувствующий "малым сим", Был вполне "левым", но  в друзьях Советского Союза не числился.
Более того, с СССР Грин рассорился из-за процесса Синявского и Даниэля, которые печатали (тайно от советских властей) диссидентскую прозу на Западе. По нынешним временам довольно безобидную, но нашими тогдашними охранителями воспринятую как посягательство на устои.
Синявского и Даниэла осудили (семь лет и пять лет лагерей), а Грина лет десять не печатали - ни новых романов, ни переизданий.

Несколько раз Грина выдвигали на "при Нобель", но так и не дали.
Наверное. правильно. Его современников-нобелиатов Хемингуэя и Стейнбёка я готов перечитывать до посинения, а вот Грина, пожалуй. даже и нет на моих книжных полках. 
Малевич

Марк Захаров

Идеалом театральной постановки мне в своё время показался спектакль "Юнона и Авось". Это 1986 год, ЛенКом был на гастролях в Кемерове.
Этот же спектакль и отвратил меня от театра. Всё, что видел позже, казалось дурным и пресным.

Это при том, то "Юнона и Авось" весьма слаба драматургически. Можно сказать, никакая пьеса. Да и в музыкальном отношении так себе. Но сделано всё мастерски. Эффектно. Красочно, Супертеатрально. Андреевский флаг в финале на всю сцену - это потрясение.

Самого Захарова встречал в фойе Зала съездов 30 сентября 1991 года. Туда созвали массу народу, в итом ичсле и из провинций. Начальники делили власть, а что мы там делали, Бог весть.
Я взял пару интервью для "Нашей газеты". Одно у министра. Другое у депутата ВС СССР. И ещё состоялась милейшая беседа в курилке с Фазилем Искандером.
А Захаров ходил по дворцу с брезгливым выражение лица - переживал, похоже, свою славу после торжественнного сожения партбилета в прямом телевизионном эфире...

Помер большой деятель культуры. По большей части советской. Но отчасти и антисоветской.
Малевич

Юз Алешковский

Пропустил 90-летие интересного литератора, барда, матершинника.
Образцового фрондёра из богемы. Непутёвого сына СССР.

Забавляясь на грани фола, стал знаменитым. Почему? Во всякой своей забаве Алешковский был талантлив. Помните песенку "Товарищ Сталин, вы большой учёный"? Только талантливый человек мог скаламбурить смыслами, как Юз:

Вы здесь из искры высекали пламя.
Спасибо вам, я греюсь у костра.


Помню самиздатовские брошюрки о "маскировке" - рассказанные матерным русским истории про жизнь рабочего класса. И смешно, и правда, и опять же талантливо до слёз.
И на коду "Окурочек" - сентиментальный блатняк:

Из песни слова не выкинешь, а из литературы Алешковского...
Малевич

О голодоморе


Моя мать Ирина Трофимовна работала в пору украинского голода поварихой в колхозе. Село Лебеди, Кемеровская область, тогда ЗапСибКрай. К ним на уборку прислали украинских помощников. Худых. Мать откармливала их "картопельным" супчиком на говяжьем бульоне - специально для хохлов прирезали яловую коровёнку. Мужики неплохо отъелись. В историографии ничего о похожих акциях по спасению властями украинцев от голода не нашёл, но что был такой факт - сомнений нет.
Малевич

Какой реприманд неожиданный!

Ну всё как всегда! Никогда не было и вот опять...

Пишут, что дед певца Бориса Гребенщикова работал в НКВД. В середине 1920-х он идёт работать в ГПУ. В разгар репрессий 1937-38 годов Александр Сергеевич Гребенщиков - начальник мурманского окружного отдела НКВД, в эти годы за активную борьбу против «врагов народа» награждён орденом Красного Знамени. Майор госбезопасности. Именем деда Бориса Гребенщикова было названо судно тихоокеанского флота. В том числе, за работу по спасению блокадного Ленинграда.

Короче, встретились как-то два парохода, и завязался у них разговор. "Как дела, внучек?" - "Да как тебе сказать дедушка..."

Борис Борисыч, кажется, всё-таки на бабушку больше похож.

https://prilepin.livejournal.com/1484776.html?utm_medium=email&utm_source=JournalNewEntry
Малевич

Дудь о Беслане

Всё не соберусь посмотреть.
Почему?

Потому что Дудь - явный оппонент государства. Всё, что у нас делается, не то и не так.
Признаться, у нас у всех претензии к тем, кто правит нами. Ещё больше к тем, кто хозяйствует над нами. Но всё равно уповаем на государство, на инстинкт самосохранения правящих сословий, на их доброжелание к остальным.
На ДОБРОГО ЦАРЯ, если уж совсем коротко.

Нередко упования подтверждаются и лихоимники получают острастку. Как и террористы - эти в предупреждении своих намерений.
Смотря Дудя, боюсь у пасть в "стокгольмский синдром" и почуять в террористах нечто ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ, а государство осудить - за то, что не сделало им уступки. Но ведь перед нами пример Израиля, который не ведёт переговоров с врагами и всегда отвечает стократно на их поползновения. Потому и так спокоен.
Насторожен, но спокоен.

Дудь уже соорудил одну попсовую картинку - про Колыму.
Так сказать, лагерь смерти за тысячи км от населёнки. Наваял гору страхов, не ответив на один простой вопрос: нахера было этот "освенцим" сооружать так далеко? Вон у Гитлера всяческие Бухенвальды и Саласпилсы с Аушвицами были в черте оседлости и в них служили вольнонаёмные местные жители. Даже расстрельный Бабий яр находился в черте города Киева.

Но логика не работает, когда тебе давят на эмоцию. Вот и опасаюсь Дудя. Он талантливый человек, а попасть под обаяние таланта - как наркоты попробовать: хоп и привычка.
Но всё равно буду смотреть...
Малевич

Ностальгия по незабываемому 1989-му

Были ребята с "Вестей" Под вопрошающий аккомпанимент Надежды Силиной оказалось приятно повспоминать про "годы надежд".
30 лет тому нас здорово всколыхнуло шахтёрскими забастовками и - это главное - мы рады были всколыхнуться.
Поговорили. Любопытно, что увидится на экране.