Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Малевич

Короновирус глазами литератора

tanya_mass 4 апреля 2020
Коронавирус глазами великих писателей – как бы они откликнулись?

Грибоедов
Вон из Москвы! Здесь садят всех на поводок,
И без кваркода уж не съездить нам на берег
Москвы-реки пожарить шашлычок.
Каршеринг мне, каршеринг!
.
Гоголь
– Послушай, любезный! А сколько у вас умерло крестьян с тех пор, как сей вирус китайский по деревням пошел?
– Да как сколько? Многие умирали с тех пор, – сказал приказчик и при этом чихнул в локоть. – Ведь неизвестно-с, сколько умирало, их никто не считал.
– Ты, пожалуйста, их перечти, – сказал Чичиков, – и сделай подробный реестрик всех поименно.
.
Гомер
Съели ахейцы, не ведая собственных бедствий,
Тварь рукокрылую средней прожарки на рынке Уханьском.
.
Шекспир
Вы - пожираете по паркам шашлыки,
Вы - панику по соцсетям несете.
Сражаетесь рассудку вопреки,
Враждой и гневом лишь одним живете,
И часть из вас другую сжечь готова.
Ковид на вас! На оба ваших дома!
.
Сервантес
– Неужели Дон Кихот настолько безумен, что ты можешь опасаться, как бы он не пошел в магазин за товарами не первой необходимости? – спросил идальго.
– Он не безумен, – отвечал Санчо, – он дерзновенен.
.
Пушкин
Смотри, душа моя: хандра хуже вируса, один убивает только тело, другая убивает душу. Дельвиг умер, Молчанов умер; погоди, умрет и Жуковский, умрем и мы. Но жизнь все еще богата. Вздор, не хандри — вирус на днях пройдет, были бы мы живы, будем когда-нибудь и веселы.
.
Салтыков-Щедрин
Если я засну и проснусь через сто лет, и меня спросят, что происходит в России, я отвечу: рука руку моет.
.
Достоевский
Один только русский человек во всем мире может лить слезы над стариками ломбардского Бергамо, когда в его собственной стране основательница «Андерсона» рыдает в приемной Государя над своими некормлеными детьми.
.

Толстой
Заразишься – и все узнаешь. Или перестанешь спрашивать.
.
Чехов
"Мойте руки с мылом минимум 20 секунд", — говорил отец. И мыли хорошо, и маски меняли каждые два часа, и перчатки носили, а всё же вышли несчастные, бездарные люди.
.
Есенин
Счастлив тем, что целовал я женщин,
Мял цветы, валялся на траве,
И зверье, как братьев наших меньших,
Тщательно прожаривал в огне.
.
Маяковский
Вот вы, мужчина, у вас в усах крылья
Мыши недожаренной – аппетитный сырец!
А знаете ли вы, что мировой экономике
Наступает теперь полный п*****!
.
Вирджиния Вулф
Все, что нужно женщине, чтобы пережить карантин, – это пассивный доход и своя комната.
.
Кафка
Кто-то, по-видимому, оклеветал Йозефа К., потому что, не сделав ничего дурного, он попал в карантин.
.
Джойс
Да, я кажется, что-то слышал, какой-то там вирус.
.
Сэлинджер
Впервые слышу, что ещё за вирус?
.
Беккет
- Давай уйдем.
- Мы не можем.
- Почему?
- Мы ждём, когда снимут карантин.
.
Бродский
Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером
Подышать свежим воздухом, пополнить запас кислорода.
Полиция развернула меня: тут, говорят, делать нечего:
Идите домой, возвращайтесь через полгода.
.
Твардовский
Рвется Фейсбук. Звук знакомый!
Верим мы без колебаний:
Русский доктор Юра Климов
Шлет советы из Ухани.
.
Оруэлл
Да, про кваркоды я как-то не додумался...
.
Умберто Эко
Какой-то чувак с Хабра сказал: „Жизнь сохранит только карантин“. И мы все сели в карантин и считали, что это и есть жизнь.
.
Хантер Томпсон
У нас было 2 пакета гречки, 75 рулонов Zewa Soft, 5 банок жирной тушенки, полсолонки «Белизны» и гора очистителей, хлорки и всего такого, а ещё литр Очаковского, литр Балтики, ящик водки, пол-литра армянского коньяка и две дюжины резиновых перчаток. Не то, чтобы это всё было нужно в карантине, но раз начал коллекционировать спецсредства, то иди в своём увлечении до конца. Единственное, что меня беспокоило — это тканевые маски. В мире нет никого более беспомощного, безответственного и безнравственного, чем человек в тканевой маске. И я знал, что довольно скоро мы перейдем и на эту дрянь.
.
Камю
Нет, вы не поняли, что коронавирус – это значит начинать все сначала
Малевич

Юрий Бондарев


Умер Юрий Бондарев, творец "лейтенантской прозы". Фронтовик, участник Сталинградской битвы. Окончил войну младшим лейтенантом. Награждён двумя медалями "За отвагу".
Пожалуй, последних из когорты великих советских писателей. Астафьев, Распутин и вот - Бондарев.
Его книги - "Батальоны просят огня", "Последние залпы", "Горячий снег", "Тишина" были популярны в народе, читались и экранизировались. Бондарев - один из авторов сценария киноэпопеи "Освобождения", эталонного фильма по истории великой войны.
Герой Социалистического труда.

Несгибаемый. Не принял "перестройку" и постсоветский строй. Отказался принять орден из рук Ельцина. К Путину стал относиться с симпатией после возвращения в Россию Крыма.
Малевич

Юрий Нагибин


100 лет со дня рождения Юрия Нагибина. Столетие ещё предстоит 3 апреля, но я настолько люблю прозу Нагибина, что утерпеть не могу. Да и херзнает – заявится вирус и прекратит моё бренное существование, слова не успею сказать.

Мы росли под Юрия Нагибина. Помню из раннего детства, как по радио читали его рассказ про цыган. «Трубка» он назывался. Романтическая, изрядно кровавая история из гражданской войны, мастерски написанная, но, как сейчас я понимаю, насквозь выдуманная.

Очарованный романтикой «Трубки», я решил, что Нагибин из цыган, а он еврейский приёмыш Левенталь, по настоящему же отцу – русский, и тот отец был расстрелян в гражданскую войну, представьте себе, – за то, что попытался защитить каких-то мужиков-бунтовщиков. А кем расстрелян, то ли белыми, то ли красными, мутная история.

Почему рассказ про цыган?
Думаю, что это в традициях русской литературы выдумывать небылицы про цыган. Грешили этим Пушкин, Толстой и даже пролетарский писатель Горький. Да и поди проверь, цыгане русские рассказы не читают, они презирают русских за неполноценность, русские для них – фраера и лохи, которых надо обманывать и обворовывать, про цыган какую ересь ни напиши – всё правда.

Потом были какие-то рассказы про охоту. В духе Паустовского, его «Мещорской стороны».
Нагибин окончил ВГИК и получил профессию сценариста. Один из фильмов, увиденных в юности, был по сценарию Нагибина и как раз про охоту, экранизация рассказа самого Нагибина «Ночной гость». Там снялись два ранее не известных мне, да и никому, актёра – Георгий Жжёнов и Иннокентий Смоктуновский. Фильм смутительный, без положительных героев, не похожий на привычные киноленты тех лет, он о моральных правах, но не морализаторский – без фигурального или реального секретаря райкома, знающего обо всём на свете.

Попроще и погероичней иные фильмы по сценариям Нагибина, например, – «Председатель». Правда, прототип настоящего председателя обижался на сценариста, в ту пору прошумел какой-то литературный скандал, подробностей не помню. В итоге исполнитель главной роли Михаил Ульянов получил Ленинскую премию, отметили режиссёра Салтыкова, актрису Нону Мордюкову и творческий коллектив, а Нагибин, сочинивший крутую историю, не получил ничего и обиделся – через пару лет он стал подписантом письма в защиту литераторов-диссидентов, издававшихся за границей Синявского и Даниэля, и ступил на тропу диссидентства.

Довольно умеренного. Советская интеллигенция уже научилась жить, не переступая черту и зарабатывая заказами «кровавого режима». Кстати сказать, постсоветская последовала её примеру и даже превзошла в части умелого использования государственного кошелька, совмещая фронду с бюджетным финансированием.
Книги Нагибина издавались и переиздавались, в том числе за границей, фильмы по его сценариям снимались ежегодно, самый знаменитый – «Дерсу Узала» под режиссурой великого Акиры Куросавы. А самый популярный – сериал про гардемарин, уже в постсоветское время.

Последние годы жизни Нагибин хорошо зарабатывал и жил за рубежом. То в Америке, то в Италии. Но умирать приехал домой.

После его смерти был издан «Дневник». Очень откровенный, порою злой, временами перенасыщенный сексуальной пряностью – Нагибин знал толк в бабах, только официальных жён у него их насчитывалось не то пять, не то шесть. Плюс любовницы, самая шикарная из них – супруга директора ЗИЛа Лихачёва, по совместительству тёща Нагибина, об этом зловредно красивая повестушка «Моя золотая тёща», которая могла бы войти в «Дневник».
Посмертная книга стилистически образцова. Она не написана, она сотворена. Слова – жемчуг. Каждая фраза – брильянтовое ожерелье. Коллизии – притчи библейской высоты. За «Дневник» Юрия Марковича не перехвалить. Там, наконец, человеческая, доселе подспудная искренность слилась воедино с художественным мастерством.

Нагибин на мой вкус, классический русский писатель. По манере и мировоззрению – крайне противоречивому, дьявол и ангел-хранитель живут в нём и находятся в постоянном диалоге. Сама его жизнь – достоевщина, игра в советского писателя-антисоветчика. Его работа это творчество, внешне стимулирумое поиском заработка, а в процессе самореализации простирающееся от изящных, но банально ремесленных поделок до открытий гения.
Малевич

Ночная капель

То ли лёгкий дождик, то ли снежок с крыши упал водою, но - капель.
Придётся поверить в весну.

И, конечно, Пастернак - ведун:

Плачущий сад
Ужасный! - Капнет и вслушается:
Все он ли один на свете
Мнет ветку в окне, как кружевце,
Или есть свидетель.
Но давится внятно от тягости
Отеков - земля ноздревая,
И слышно: далеко, как в августе...
Малевич

(no subject)

Тулеев впервые подробно расскажет о трагедии "Зимней вишни"


Так анонсировал его биографию журналист ТАСС.

Тулеев впервые подробно расскажет о трагедии
фото со страницы Ванденко в Фейсбуке

25 марта журналист Андрей Ванденко разместил пост на своей странице в "Фейсбуке".

- Вторая годовщина трагедии в «Зимней вишне».

Издательство АСТ отправило в типографию нашу книгу «Аман Тулеев. С моих слов записано верно».

Начинается книга с интервью, в котором экс-губернатор Кузбасса впервые подробно рассказывает о 25 марта 2018-го и последующих событиях, - подчеркивает биограф.

А. Ванденко руководит в ТАСС спецпроектом "Первые лица", его специализация - эксклюзивные интервью у значимых персон. Над биографией экс-губернатора Кузбасса Амана Тулеева он работал совместно с отставным главой региона.

Тираж книги обещают через месяц.

Оглавление

Напоминаем, трагический пожар в ТЦ "Зимняя вишня" произошел 25 марта 2018 года. Погибло 60 человек, в том числе дети.

Малевич

Эдуард Лимонов


Умер главный и самый непримиримый ПОПЕРЕШНИК нашей страны.
Но вроде поперешник, а точно угадывал, куда движется и чего хочет народ. А может, знал. А может, он и был тем самым народом - реальным, матершинным, плохо пахнущим, готовым на всё и привычным ко всему - от тюрьмы до сумы...

Кто вместо? Надеюсь, Прилепин.
Малевич

Василий Песков

День рождения фотографа и писателя-натуралиста Василия Михайловича Пескова.

Невероятного обаяния человек.
Его, как мне кажется, любили все - от генсеков КПСС до таёжной затворницы Агафьи Лыковой.
Его "Таёжный тупик" про историю лыковского семейства в своё время читался, как репортаж с Луны, потрясал воображение. Так, наверное, читали репортажи журналиста Стэнли, искавшего в Африке экспедицию доктора Ливингстона.
Лично меня туда, на стрелку Ерината и Абакана, тянуло, как бабочку на свет, и я побывал там в итоге раза три или четыре. А может, даже пять раз.

Там хорошо и страшно.
Хорошо, потому что жизнь проста и не заполнена соблазнительным сором комфорта. Страшно, потому что не всякому по силам одиночество и постоянная борьба за выживание.

Но о Пескове.
Естественным его стало видеть в передаче "В мире животных". Уже и не помню, что за животных представлял Песков, наверное, и всяких экзотических, но, как мне кажется, лучше всего он мог рассуждать о близком - о каких-нибудь ёжиках или сороках. У них был хороший дуэт с Николаем Дроздовым и трудно сказать, кто из них лучше, оба великолепны.

Фотографом он был очень внимательным и наблюдательным. Больше других мне нравится его "Листопад":
Малевич

Кто автор "Тихого Дона"?

Вроде бы вопрос окончательно решён - Шолохов. Найдена рукопись и хранится в ИМЛИ. Подробности обнародованы и широко известны, читайте тут: https://www.mk.ru/culture/2016/05/23/konec-mifa-kak-byli-naydeny-rukopisi-tikhogo-dona.html

Но возникла новая волна скепсиса. Центральная его фигура - писатель и деятель антибольшевистского движения на Дону Фёдор Крюков. Вроде бы это он написал первые части романа. А не дописал, потому что помер в 1920 году.
Шолохов же, дескать, переписал роман "по заданию чекистов". Самому создать типажи донских жителей - Григория, Аксиньи, других насельников хутора Гремячего - Михаилу Александровичу было не по разуму и по отсутствию таланта.

Кто написал несомненно шолоховские "Донские рассказы"? Не вопрос - "чекисты" научили. Кто создал "Поднятую целину", "Судьбу человека" и "Они сражались за Родину"? Тем более не вопрос - на Шолохова работали "литературные негры", упрочивавшие славу "пролетарского писателя".
Обо всём этом на "Свободе": https://www.svoboda.org/a/30477360.html

Литература даёт широкие возможности для мистификаций.
Или для повода усомниться в чьёи-либо авторстве. Помнится, в 1960-е активно обсуждалась история о подделке "Слова о полку Игореве". Потом договорились всё же, что произведение аутентично эпохе и языковому строю русского средневековья.
А вокруг явной  мистификации с "Велесовой книгой" шум в околонаучных, окололитературных, а главное - в околополитических кругах не утихает по сей день.

Подделки бывают очень талантливыми. Например, "Краледворская рукопись".  Или поэмы легендарного барда Оссиана, написанные Джеймсом Макферсоном. В авторстве Шекспира по сей день есть сомнения, а не Марло ли это...
Сам Пушкин попался на "Гузле" - придуманной Проспером де Мериме книге песен некоего балканского самородка.
Можно вспомнить Козьму Пруткова, сотворённого Толстым и Жемчужниковыми,  или экзотическую Черубину де Габриак, под звучным именем которой скрывалась Елизавета Дмитриева, а некоторые её стихи, как говорят, писал Максимилиан Волошин.
В новейшее время возник детективщик Гривадий Горпожакс, созданный советскими писателями Овидием Горчаковым, Григорием Поженяном и Василием Аксёновым.

Самые злые - подделки политических документов. Вроде "Завещания Петра" или "Протоколов сионских мудрецов".
Шумиха вокруг шолоховского авторства одновременно литературная и политическая. Но ничуть не академическая. У меня, как у читателя, читавшего и Крюкова, и Шолохова, сомнений в оригинальности Шолохова не возникает.  "Донские рассказы" и "Тихий Дон" несут настоящий, густой, пахучий колорит крестьянского Дона, они гениальны.
Дополню, что всё написанное молодым Шолоховым находится в русле порядком подзабытой литературы Гражданской войны, а это "Партизанские повести" Всеволода Иванова, "Конармия" Исаака Бабеля, "Железный поток" Серафимовича, "Россия, кровью умытая" Артёма Весёлого, "Ватага" Шишкова, романы Бориса Пильняка и Ильи Эренбурга.
Там страсть, там кровь, там неистовая поэзия борьбы.

Рассказы же Крюкова - гладкописание среднестатистического русского литератора. На том и завершим дискуссию.
Малевич

Опять снег

Надоела зима. Устал. Славно, однако, что есть ПОЭТ:

Всё снег да снег, - терпи и точка.
Скорей уж, право б, дождь прошёл
И горькой тополевой почкой
Подруги сдобрил скромный стол.

Зубровкой сумрак бы закапал,
Укропу к супу б накрошил,
Бокалы, - грохотом вокабул,
Латынью ливня оглушил.

Тупицу б двинул по затылку, -
Мы в ту пору б оглохли, но
Откупорили б, как бутылку,
Заплесневелое окно,

И гам ворвался б: "Ливень заслан
К чертям, куда Макар телят
Не ганивал..." И солнце маслом
Асфальта б залило салат.

А вскачь за громом, за четвёркой
Ильи Пророка, под струи -
Мои телячьи бы восторги,
Телячьи б нежности твои.