Category: образование

Малевич

Школа

Сначала была начальная. Около банной канавы и разгрузочного ж.д. тупика.
Канава текла из бани и замерзала лишь в сильные морозы.
В тупике разгружали всякую всячину. Например, щебень. Помню кварцевый щебень – красивые камни, дававшие при ударах друг о друга длинную искру.
Или круглый лес. Брёвна падали с платформ и образовывали лабиринтные нагромождения, внутри которых удобно было лазить.

Иногда пустая платформа торчала в тупике. Мы разгоняли платформу слабосильными своими ручонками и некоторое время катились по инерции, взобравшись на неё. Один мальчишка упал на рельс и ему отрезало ногу. Помню мужика, нёсшего пацана с полуотрезанной ступней в резиновом сапоге в школу.

Другая школа была в пятом классе. Большая, двухэтажная и мы играли в прятки, бегая по её закоулкам.
Учителя имели прозвища. Учительницу географии звали «Кнопка». Она была ростом с большого пятиклассника. Косноязычного учителя труда звали «Мимися». А грозного директора – «Жиган» или в просторечии «Джага». Он обиделся, прознав о прозвище, и как-то сказал на школьной линейке, мол, хоть горшком называйте, только в печку не ставьте.
Горшок? Ладно пусть будет так. И стало школярское сообщество «Жигана\Джагу»  именовать «Горшком».

Потом школа из средней стала восьмилетней из-за нехватки учеников и нас перевели в третью по счёту школу на 11 лет с производственным обучением.
Учили помимо обычных предметов на библиотекарей, чертёжников и токарей. Большинство пацанов пошли в токари.
Два раза в неделю (а всего тогда было шесть учебных дней) мы ходили на механический завод и в принципе бездельничали. Скитались по цехам, пили газировку в литейке, загорали на крыше. Удовольствием было поработать на станке «1616», старом, но производительном. Другие, марки «ДИП», были полный отстой.

В итоге школьно-заводского обучения во мне возникло большое уважение к мастерам металлообработки. Ну, и в принципе я даже сейчас способен взять металлический пруток, зажать его в патрон, подогнать резец и выточить какой-нибудь болтик.
Но старшие классы – особое время. Это любовь, первые поцелуи (я сладко кончил, целуя любимую девочку), блуждание по городу под ручку – синонимом «любить» было слово «ходить»: «Он с ней ходит» или «Она с ним полгода ходила».

Плюс книжки, кино, радиоголоса с ракинролом, танцы-обжиманцы с вином дома у кого-нибудь и всё это под пластинки «Вокруг света».
В выпускном классе я перессорился со всеми учителями (исключая физика – Василия Фёдоровича Каленского), прослыл «диссидентом», на уроки практически не ходил, в результате получил аттестат с девятью тройками.
Одна пятёрка, впрочем. По астрономии. Её поставила мне «Кнопка» ещё в восьмом классе.
Даже по любимым литературе, русскому языку и истории, были, блять, четвёрки.

- И куда же ты теперь будешь поступать? – с издёвкой спросила классная руководительница Мария Фёдоровна Староверова.
Я поступил в ордена Трудового красного знамени Томский университет имени Куйбышева…
Малевич

Сибирская студенческая статистика


По общему числу студентов в СФО Омск - 2-й после Новосиба. Там учится 101,2 тыс человек, а у нас 80600. Третий - Красноярск, потом Иркутск и только потом Томск, с 59 тыс. студентов.
https://omchanin.livejournal.com/2817588.html