Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Малевич

7 ноября

Октябрьский переворот - великое событие планетарного масштаба.
Но значение его планета поняла позже - после культурной революции, после индустриализации и коллективизации, осуществленных большевиками. И, разумеется, после Победы.

А после 7 ноября 1917-го начались гражданские конфликты, брат на брата и отец на сына, под сомнение было поставлено само существование России, кровь, разруха, голод...
Нет, не хочется праздновать. Никогда и не праздновал.

Не-а. Вру. Однажды праздновал. Мой дембель упал на первые числа ноября, 5-го я уже был дома, встретил на улице одноклассника и мы с ним и его женой заказали столик в кафе. Хорошо посидели.
Малевич

(no subject)


В Великобритании закрывается старейшее и одно из последних в стране угледобывающих предприятий: разрез Брэдли в графстве Дарем действовал почти два века и в последнее время выдавал по 150 тысяч тонн в год. Однако доходность стала падать, а планы увеличить прибыль столкнулись с противодействием.

Алан Мэйман, шахтёр:

"Я просто подавлен. Это, видимо, последняя угольная шахта, на которой я работаю — ведь больше их особо и не осталось".

В Великобритании действуют лишь несколько небольших шахт и открытых карьеров, таких как Брэдли. Последняя глубокая шахта страны закрылась пять лет назад.

Руководство утверждает, что в Брэдли запасы угля ещё есть, и предприятие может вновь стать прибыльным, если расширить масштабы добычи. Но против этого выступили природозащитники и выиграли дело в суде.

Джессика Мэддисон, эко-активистка:

"Мы не можем продолжать погоню за прибылью за счёт наших жизней. Нам придётся отказаться от этого и сделать всё возможное, потому что на кону — жизнь на Земле. Экономика не будет ничего значить на мёртвой планете".

Власти Великобритании взяли на себя обязательство отказаться от угольной энергетики к 2025 году. Пока ежегодные потребности оцениваются в 8 миллионов тонн и покрываются импортом из России и США.

Малевич

Как у больших

Замгубернатора Кузбасса по промышленности заявил, что на месте бывшей выработки разреза "Березовский" будет создана зона отдыха с озером.

Заместитель губернатора Кузбасса по промышленности, транспорту и экологии Андрей Панов сообщил, что под Новокузнецком будет создана зона отдыха с озером по аналогии с "Салаирскими Плесами". Для этого компанией "Стройсервис" разработан проект социальной рекультивации земель.

МЕЖДУ ТЕМ:



Индустриальные регионы Германии, которые раньше были центрами добычи полезных ископаемых, сегодня превращаются в живописные уголки природы. Человек вначале нанес «раны» земле, вырыв огромные карьеры во время добычи угля, сегодня же люди стремятся вернуть в эти места природную гармонию. То, что раньше было центром тяжелой промышленности может стать отличной туристической зоной.

В 90-х годах объемы добычи каменного угля в Бранденбурге и Саксонии резко сократились. После такого спада, десятки карьеров оказались заброшенными. Чтобы в этих местах восстановилось естественное состояние окружающей среды без вмешательства человека, понадобилось бы 80 – 100 лет. Власти постановили решить эту проблему быстрее – путем затопления карьеров и превращения их в озера.

Для этого проекта была разработана специальная методика. В определенные дни, когда уровень воды в реках Шпрее, Шварце-Эльстер и Ныса-Лужицка достаточно высок, по специально вырытым каналам она поступает в карьеры.

К концу прошлого года рукотворные озера удалось затопить на 85 %. Полностью этот процесс завершиться только через несколько лет. В целом сегодня площадь водной поверхности карьеров составляет 130 квадратных километров. Когда озера будут заполнены на 100 %, этот показатель составит 144 квадратных километра.

Ожидается, что эти водоемы в регионе Лаузиц станут туристическими центрами. Уже сегодня там развивается специальная инфраструктура с лодочными станциями и другими «озерными» атрибутами.

https://aussiedlerbote.de/2018/05/rukotvornoe-chudo-nemetskie-ugolnyie-kareryi-stali-ozerami/


В Сибири полно нерекультивированных бывших карьеров и провалов. От Туимского провала в Хакасии до бирюзовых озёр Салаирского кряжа и водоёмов близ Кемерова - тоже бывших карьеров. А отработанный Сосновский карьер близ Междуры глубиной 50 м приспособили для дайвинга
Малевич

Экс-директор КМК арестован в Хабаровске

Экс-директора КМК задержали по делу губернатора Хабаровского края Сергея Фургала.

Сергей Кузнецов арестован, так же, как и еще один депутат Законодательной думы Хабаровского края, Дмитрий Козлов. По решению Центрального районного суда города Хабаровска он проведет под стражей два месяца – до 8 сентября. Сергея Кузнецова подозревают в мошенничестве. Еще до избрания в думу он был топ-менеджером на металлургическом заводе "Амурсталь", отмечает kp.ru.

Напомним, сын легендарного директора КМК Алексея Кузнецова.

Сергей Алексеевич Кузнецов сам металлург и тоже побывал в кресле руководителя КМК в течение года, "между Браунштейном и ЕВРАзом", сообщает КузПресс.

Помнится, его уже арестовывали в кабинете директора КМК, когда из Кузбасса изгоняли МИКОМ.

Отсидел несколько месяцев, но ничего ему не доспелось, дело закрыли. Видимо, договорились.
И вот всплыл в Хабаровске. МИКОМовский опыт не пошёл впрок.

Хабаровский сюжет обрастает новыми, причём интересными подробностями.

Я тогда много писал про МИКОМ и в одной из своих заметок чем-то обидел Кузнецова.
В суд Ленинского района Кемерова понаехали шикарные ребята в хороших костюмах и с красивыми портфелями. Выкатили гигантскую сумму морального ущерба, несколькоо миллионов, но суд присудил две с половиной тыщи.
Проигрыш, однако, оказалось некому платить - получателя арестовали и посади именно по тем причинам, о которых я писал. Вкратце это мошеннические операции с активами КМК.

Малевич

Мишустин утвердил программу развития угольной промышленности

Премьер-министр России Михаил Мишустин утвердил программу развития угольной промышленности России до 2035 года. Согласно ей, добыча угля увеличится с 439,3 млн тонн в 2018 году до 485–668 млн тонн к 2035 году, пишет "Коммерсатъ".

«Реализация программы поможет нарастить угледобычу с 439,3 млн тонн в 2018 году до 485 млн тонн к 2035 году по консервативному сценарию и до 668 млн тонн — по оптимистичному сценарию. Прогноз по экспорту составляет от 259 млн до 392 млн тонн соответственно»,— сказано на сайте правительства.

Программа предусматривает обновление производств и создание новых в Кузбассе, Ростовской области, на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири, синхронизацию развития железнодорожной и портовой инфраструктуры для поставок продукции на внешний рынок. В программе также учтены выплаты бывшим работникам угольной промышленности, дополнительное пенсионное обеспечение для них, снос ветхого жилья на подработанных территориях.

Программа состоит из трех этапов:

На первом (до 2025 года) планируется техническое переоснащение, повышение интенсивности производства, увеличение объемов обогащения угля, снижение аварийности и травматизма на предприятиях, реализация инфраструктурных проектов инвестиционной программы РЖД.
На втором (до 2030 года) предполагается завершить реструктуризацию отрасли и формирование новых центров угледобычи, снять основные ограничения по транспортировке угля на внутренний и внешний рынки.
На третьем ожидается повышение производительности труда, реализация пилотных проектов на базе технологий глубокой переработки угля, достижение мировых стандартов по охране окружающей среды.
Малевич

Китай работает

Газета "Жэньминь Жибао" Онлайн
Китай поставил два мировых рекорда в добыче газогидратов

http://russian.people.com.cn/…/2020/0326/c31518-9672857.html

26 марта по информации, полученной в ходе видеоконференции Министерства природных ресурсов КНР, Китай добился успеха во втором раунде пробной добычи гидратов природного газа («горючий лёд») и даже перевыполнил поставленные задачи. В морской зоне Шэньху Южно-Китайского моря на глубине 1225 метров Китай поставил два новых мировых рекорда по «общей и среднесуточной добыче газа», осуществив большой прорыв от «пробной разведки» к «пробной добыче».

На изображении может находиться: небо, на улице и вода
Малевич

Тяжёлые времена для угольщиков

Сайт "Бузотёры и вороньё" выходит в самые толковые и реально думающие региональные наши сайты. Хорошо формулируют посаны. Не зря говорят, что ворона - самое умное животное, умней слона. И поумней многих двуногих.

2020 станет одним из самых тяжёлых в новейшей истории российской угольной промышленности, который во многом определит ее будущее.
Цены продолжают падать, довольно непросто у многих компаний в конце года шли переговоры с госбанками, которые не хотят рисковать средствами при такой конъюнктуре, патриотическая риторика на них не действует. Более-менее социально-ориентированные угольные олигархи уже залезли в свои офшорные кубышки и фактически датируют свои предприятия, сохраняя основной персонал. Речь идет об угольных компаниях первого эшелона.

Сложнее ситуация в компаниях поменьше, которые не содержат государственных лоббистов, не коррумпируют профильных чиновников, не обладают качественными связями в госбанках. «Угольная мелочь» начала всерьез задумываться о сокращениях персонала. Пока так и не заработала схема продажи российского угля через человека Лукашенко в Украину. «Угольный» кейс - это малая часть большого договора с Белоруссией, который сегодня продолжает буксовать. Многое в нем зависит о решений по нефтянке.

На этом фоне «зеленая» проблема представляется самой лайтовой. Как известно, чиновники Минэка выступают за поэтапное сокращение угледобычи и продвижение альтернативных источников энергии. Модель Австралии их почему-то не вдохновляет, что наводит подозрение об очевидных иностранных агентах в правительстве. Которые, судя по этой ситуации, пока не собираются сбегать.
Есть мнение, что угольное лобби с приходом в отрасль Геннадия Тимченко преодолеет вялые и неподкрепленные ресурсом «зелёные» попытки Минэка. Так что «зелень» - наименьшая из зол.

На фоне катастрофически низких цен на уголь довольно странной выглядит позиция РЖД, которая практически не выполнила решения правительственной комиссии, подписанные президентом, по расшивке направлений поставок угля в страны азиатского региона. При том что угольная промышленность - крупнейший клиент РЖД. Резать курицу, которая несет золотые яйца, довольно необычная компетенция.
Еще несколько лет назад было известно, что Европа для российских угольщиков будет закрыта, нужно развивать Восток, президент стратегию поддержал, но РЖД ведет себя весьма странно.

Между тем, переговоры шли в конце года, угольщиков представлял губернатор Кузбасса Сергей Цивилев, транспортное лобби - Олег Белозеров. Чем они завершились, будем наблюдать в 2020 году.

https://buzoter.media/2020-stanet-odnim-iz-samyh-tjazhjolyh-v-novejshej-istorii-rossijskoj-ugolnoj-promyshlennosti-kotoryj-vo-mnogom-opredelit-ee-budushhee/
Малевич

История золота Мартайги

Случайно набрёл на очерк ветерана-геолога Виктора Иголкина по истории золотодобычи в наших кравях.
Виктор Иваенович - выпускник Томского политеха, полста лет занимался золотом.


Добыча золота в Мариинской тайге в 1837 году составила 106 пудов, в 1841 году — 64 пуда, а в 1851 году — только 34 пуда. Это было связано с тем, что золотопромышленники пробирались всё дальше на восток: с Оби на Енисей, с Енисея на Лену, с Лены на Амур. Разрабатывались лишь наиболее богатые россыпи, участки с меньшим содержанием золота заваливались вскрышной породой, приводя к потере почти третьей части содержащегося в них драгоценного металла. Лишь в конце девяностых годов XIX века после проведения транссибирской железной дороги на приисках Мартайги появляются драги, гидравлики и паровые двигатели, начинается механизация разработки россыпного и рудного золота.

Collapse )
Малевич

Жизнь на краю угольного карьера


Почти всю молодость (до 33 лет) я провёл в городе Берёзовском – только-только учреждённом городе невдалеке от Кемерова.

Город не вдруг возник. Сначала это было соединение в административный узел трёх посёлков – шахты «Южной» (старого поселения, состоявшего в основном из унылой частной  застройки), шахты «Берёзовской» (центр посёлка – старосоветские «сталинки») и посёлка строителей Октябрьского, обросшего кругом тайгой, как кержак бородой – до бровей. Правда, уже хорошо прореженной Барзасским леспромхозом.

Потом Барзас тоже вошёл в город. И кроме него, несколько поселений в дальних лесах и полупустые выселки, некоторые даже без названий, только с аббревиатурами, например, ОЛП-2…
По площади, 90 процентов которой – леса, город оказался размером с Москву, а по жителям – тысяч 30, типичный малый кузбасский городок.

Однако с прицелом на рост, который не замедлил себя ждать – около Октябрьского, на пригорке, появился микрорайон панельных пятиэтажек, а в тайге развернулось строительство шахт, разрезов и дорог к ним.

Глушинская и Кедровская геологоразведочные партии оконтурили поля нескольких возможных угольных предприятий. На картах обозначился целый каскад Бирюлинских шахт. Дальше в тайгу, в сторону Анжеро-Судженска предполагалось несколько не только Бирюлинских, но и Низовских шахт. Построили, впрочем, только три – Бирюлинскую, Анжерскую-Южную и Первомайскую, причём Бирюлинскую в 90-е закрыли из-за невыгодности добычи: уголь ценных коксующихся марок, но пласты маломощные и крутого падения.

Зато развернулся разрез Черниговский. Была тут когда-то деревня Черниговка, основанная поселенцами-хохлами, деревню срыли, разрез унаследовал имя и присоединил к себе Романовку, Колбинку, ещё какие-то жилухи, от которых вообще никакой памяти не осталось. Может, они есть только в старых переселенческих книгах, скрытых в архивах губернского Томска.

Посередине, в центре условно говоря города, построили ж.д. станцию и ЦОФ – центральную обогатительную фабрику. От неё провели трубопровод, чтобы качать отработанную пульпу в чёрное безымянное озеро, которое раньше было вполне ничего себе озером, с карасями и утиными выводками, а стало незамерзающим, парящим водоёмом без признаков чего-то живого.
Весной даже без лягушачьего кваканья.

В распадке, близ шахты Южной, брала начало речка по имени Шурап. Она тихонько журчала вдоль по индустриальной части города и впадала в речку Барзас.
В нашей конторе работал шофёром Володя Сунцов (позже он уехал на БАМ зарабатывать длинный рубль). Утрами мы с ним спешили на Шурап и прямо напротив ещё строящейся ЦОФ перегораживали одну из проток сеточкой. Вечером сетку снимали и радовались улову – щучкам и окунькам, самое то для ухи.
Со временем, однако, Шурап почернел по причине заилившихся очистных шахты Берёзовской и вся рыба исчезла.

В 1970-м меня взяли в армию, а когда вернулся, узнал, что Шурап горел – из цистерны с горючим Бирюлинского шахтомонтажного управления протёк бензин, шёл человек на смену на ЦОФ, закурил на мостике, бросил спичку – Шурап вспыхнул, выгорело несколько км поверху бывшей реки.

Сегодня новых шахт в Берёзовском не строют. Новый небольшой разрезик появился – Барзасский, дав работу потомкам бывших лесорубов, что хорошо, а что плохо, так тайге около Барзаса пришёл кирдык: разрезик хоть и маломощный, но загребущий.

Черниговский тоже прогрессирует. Вгрызается в землю.
Помню, неподалёку от АБК разреза стояла роскошная  роща – вековые сосны и похилившиеся от старости берёзы. Осенями в той роще росли белые грибы, великаны в широкополых сомбреро. Покойный коллега Коля Кузнецов соблазнял меня на грибалки: туда едем с утренней сменой открытчиков, возвращаемся попутками.
Перерыв на пару дней и за новым слоем. Весь сентябрь ездили, а сентябрём следующего года уже не поехали – на месте рощи образовался котлован метров в полста глубиной и в самом низу его экскаватор грузит уголь – «хлеб промышленности» в подъезжающие БелАзы.

Разумом я понимаю, что живу в Кузбассе – Кузнецком каменноугольном бассейне. Уголь надо добывать, чтобы перерабатывать в энергию и всякие полезные продукты.
Помимо разума есть ещё и чувство, которое страдает от «мышьей беготни» по кругу. Ведь  уголь добывается вообще-то, чтобы сделать новые экскаваторы и самосвалы и дальше копать ямы и сжигать добытое топливо на ГРЭС, чтобы питать энергией экскаваторы, чтобы снова добывать – чтобы люди, которые по профессии добытчики, жили в тёплых и хорошо освещённых квартирах и могли хорошо отдохнуть и, сев за рычаги экскаватора или бульдозера, а то за баранку гигантского карьерного самосвала, хорошо поработать и «дать стране угля», как говорилось в традиционной пословице нашего каменноугольного региона.
Ещё вспомнилась другая пословица, но тоже про уголь, про что ещё, вот она: «порожняк Кузбассу нужен».
И получается: мы вроде бы люди, нашу свободу воли не замай, мы себе на уме, но мы вообще-то ещё и угледобывающая функция – «личный состав» угленосного месторождения. Все – от градоначальника до бомжа, от директора угольного разреза до лопоухого первоклассника, учащегося в школе посёлка при этом разрезе – будущего мастера вскапывания недр. Угледобыча – наша работа. Наша гордость и одновременно наша беда.

Признаюсь, я не люблю защитников экологии. Они глупы, тщеславны и политизированы сверх меры.  Это люмпены, паразитирующее на проблеме. Они не хотят, не могут, не умеют понять «личный состав»,  ежедневно собирающийся у «вахтовок», чтобы ехать на смену. Они не в состоянии предложить что-то взамен.
Разве что побузотёрить, пошуметь, постоять с плакатами где-нибудь на дальней углевозной дороге. Прийти к АБК угольного предприятия они боятся – там им элементарно вломят по шеям, чтоб не мешали трудиться.

Мой фатализм и пессимизм (всё будет так, как будет и никак иначе) упирается разве что в вопрос: сколько времени отведено Кузбассу?
Пока что мы всё ещё типичный сибирский регион – больше половины нашей площади это леса и водоёмы. Правда, рек и ручьёв уже на несколько сот стало меньше. Выросла и постоянно растёт площадь нарушенных земель – их сейчас больше ста тысяч гектаров. И при этом надежд на рекультивацию нет. Да и возможно ли рекультивировать этот глубоченный котлован в грибной сосновый лес, где из-под мхов и папоротников высовывают свои царственные шляпы короли грибов – боровики…

Некогда бывший наш губернатор Аман Тулеев собрал учёных мужей из Сибирского отделения Академии наук и попросил их подумать о пределе угледобычи, какую может выдержать Кузбасс.
Те напряглись, помараковали и выдали цифру – 200 миллионов тонн угля в год. Однако уже в первом послетулеевском году отгрузили без малого 300 миллионов. нынче ожидается не меньше. Уголь нынче в цене на мировых рынках.
Значит, добыча будет расти. Недалёк рубеж в 400 миллионов. И в 500. Скоро мы будем сидеть на краю бассейна – Кузнецкого каменноугольного – и любоваться Луной, восходящей багровым ликом из-за серо-жёлтых породных отвалов…