Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Малевич

130 лет Транссибу

Страсти по Транссибу, или Позвоночник империи


Фредерик де Ханен, Транссибирская магистраль, около 1913 года



130 лет назад началось строительство Транссибирской магистрали, которое шло с невероятной для того времени скоростью. 7 тысяч километров рельсового пути от Урала до Тихого океана были проложены в течение десяти лет.

Открытие новых клапанов из Сибири

Транссиб был имперским проектом. Самым грандиозным транспортным проектом Российской империи за всю историю её существования. Александр III, подписавший указ о начале строительства, отправил своего сына Николая, на тот момент наследника престола, в кругосветное путешествие, чтобы цесаревич лично отвез первую тачку земли на полотно будущей железной дороги во Владивостоке. Совершив это символическое действие, Николай отправился домой, на Запад, в Петербург, по маршруту ещё не проложенной магистрали, как вестник прогресса.

10 лет спустя сибиряки встретили ХХ век со своей собственной железной дорогой, да не простой, а самой длинной в мире. Появление новой транспортной артерии привело к стремительному росту городов – население Иркутска удвоилось всего за одно десятилетие, скромная станция Обь за короткое время превратилась в оживленный и деловитый Новониколаевск (ныне Новосибирск).

Карта Транссибирской магистрали
Карта Транссибирской магистрали

При этом поезда по сибирской "чугунке" ходили так медленно, что ямщики легко обгоняли железнодорожные составы. В экономическом плане магистраль поначалу приносила убытки на сумму в десятки миллионов рублей ежегодно, и критиков у Транссиба было не меньше, чем восторженных поклонников.

Дорогу строили за казенный счет, государство было единственным собственником магистрали, и проектировалась она с высокими политическими целями: "привязать" к метрополии Дальний Восток, облегчить переброску войск на случай "китайской угрозы", упростить вывоз полезных ископаемых из-за Урала в центральную Россию.

Станция Ачинск. 1905 год
Станция Ачинск. 1905 год

Не удивительно, что главными критиками имперского проекта стали сибирские интеллигенты – "областники" во главе с Григорием Потаниным, указывавшие на то, что для развития азиатской части страны необходима сеть "широтных" железных дорог, связывающая северные и южные территории, Томск и Алтай, Енисейск и Красноярск, Колыму и Владивосток.

"При обсуждении вопроса о сибирской железной дороге, не раз заявленных, явились уже опасения: не будет ли при таких условиях сама железная дорога орудием для продолжения тех же средств наживы, какие практиковались до сих пор, и не пора ли позаботиться скорее о поднятии местных промыслов, дабы железная дорога могла быть употреблена не для одного вывоза сырья, а и для польз края и населения? – писал областник Николай Ядринцев в своей программной статье "Сибирь как колония". – Нам продолжают твердить по-прежнему о вывозе богатств края при помощи улучшенных путей сообщения и, так сказать, об открытии новых клапанов из Сибири; но разрешается ли этим вопрос благосостояния? Один вывоз не будет ли последней ликвидацией оставшихся богатств края, если мы только не позаботимся о средствах увеличения его производительности, если мы не дадим ему возможности развивать собственные свои силы?"

Ядринцев оказался прав, хотя и недооценил природные богатства Сибири – их так много, что ни поездами, ни пароходами, ни газо- и нефтепроводами всего не вывезешь. Но, по сути, предсказание сбылось: развитие узлов Транссиба почти не сказалось на территориях к северу и югу от магистрали. Там, куда не доносится стук поездов, по-прежнему колышется зеленое море тайги, в котором бизнесмены из Китая пилят лес и скупают кедровые шишки у немногочисленного местного населения.

Гарин-Михайловский: гений места, или Страсти по Транссибу

Привокзальная площадь Новосибирска носит имя инженера и писателя Гарина-Михайловского, который является настоящим отцом города. По справедливости, в 1924 году, когда большевики решили стереть память о Николае II и переименовать Новониколаевск, его стоило бы назвать "Гарин-Михайловск". По первоначальному плану Транссибирская магистраль проходила через Томск – губернскую столицу и университетский центр. Если бы так и сделали, то никакого Новосибирска сейчас бы не существовало. Но инженерные расчеты Михайловского показали, что смещение Транссиба на полторы сотни верст к югу позволит удешевить строительство железной дороги на десятки рублей с каждой версты. Это был решающий аргумент для министерства финансов и лично графа Витте, курировавшего проект.

Томск "обошли", в связи с чем родилось несколько легенд, которые в городе помнят до сих пор. Якобы местные купцы скидывались на взятку для инженера, чтобы он свои расчеты признал ошибочными и сохранил первоначальный маршрут Транссиба. По другой легенде, на эти деньги купцами была заказана в томских церквях анафема для Гарина-Михайловского.

Церемония закладки Транссиба цесаревичем Николаем Александровичем во Владивостоке. Владимир Васильев, XIX век
Церемония закладки Транссиба цесаревичем Николаем Александровичем во Владивостоке. Владимир Васильев, XIX век

Правда в том, что томичи действительно не любили этого великого инженера и неплохого писателя. И кстати, их чувства были взаимны. Гарин-Михайловский, тоже не любивший Томск, не пожалел серых красок для описания города в своих путевых очерках.

"А вот и город Томск и гостиница, его сибирское подворье, где остановился я. Типичная казарма: белые низкие коридоры, висячие замки на номерах, запах махорки, запах чего-то старого, дониколаевского. В окно номера глядит кусочек серого неба, пустой косогор, ряд серых заборов, домики с нахохленными крышами, маленькими окнами и низенькими комнатами – это город Томск. В девять часов вечера на улицах уже ни души, спускают собак. Ни театра, никаких развлечений. В каких-то укромных углах свои люди – чиновники, купцы – играют в карты, сплетничают, задают тон... Провинция глухая, скучная провинция, колесо жизни которой перемололо все содержание этой жизни в скучное, неинтересное и невкусное мелево".

Николай Гарин-Михайловский. "Карандашом с натуры"

Впрочем, старинный город с единственным на всю Сибирь университетом все-таки "уважили", построив в 1896 году, ещё до завершения Транссиба, "томскую ветку" длинной 95 километров. Скорее всего, эта ветка "съела" большую часть денег, сэкономленных для казны Гариным-Михайловским, но такова была высочайшая воля Николая (на тот момент уже императора), запомнившего, как хорошо его принимали в Томске в 1891 году.

Правда, железная дорога всё равно обходила город стороной, и вокзал был возведен в нескольких верстах от жилых районов. По этому поводу даже появилась анонимная карикатура: город с высоты птичьего полёта и ведомый паровозом поезд на горизонте, дым от которого изображён в виде фиги. Подпись гласила: "Опять окаянная обошла!"

Николай Георгиевич Гарин-Михайловский
Николай Георгиевич Гарин-Михайловский

Побывав в Томске в качестве главного инженера, Гарин-Михайловский прочел о себе столько гадостей в местной прессе, что уехал при первой возможности, посылая городу свое писательское проклятие:

"За две недели жизни в Томске тогда я так истосковался, что, когда выехал, наконец, из него и увидел опять поля, леса, небо, я вздохнул, как человек, вдруг вспомнивший в минуту невзгоды, что наверно за этой невзгодой, как за ночью день, придёт и радость. Эта радость заключалась в том, что я больше не в Томске и, вероятно, никогда больше не увижу его".

Кругобайкальская дорога и золотой паровоз Фаберже

Официально Транссиб "замкнули" в 1901 году на участке КВЖД (Китайской восточной железной дороги), где встретились строительные бригады с Запада и Востока. Теперь вся империя (с кусочком Манчжурии) оказалась как бы нанизана на стальной шампур, от Владивостока до Петербурга. За одним исключением – озеро Байкал стало главным препятствием для строителей магистрали. Вдоль южного берега "сибирского моря" пришлось буквально идти сквозь скалы, динамитом и кирками прорубая тоннели в граните. Других вариантов не было. В результате, на Кругобайкалку потратили почти четверть всего бюджета Транссиба. Этот шедевр инженерного искусства, получивший название "золотой пряжки в стальном поясе России", был закончен раньше намеченного срока в разгар Русско-Японской войны. Что не спасло Россию от поражения, но зато укрепило её статус великой железнодорожной державы. А в мастерской придворного ювелира Фаберже был изготовлен другой шедевр – яйцо "сибирский поезд" с сюрпризом: в яйце скрывался золотой паровозик с рубиновым фонарем и бриллиантовыми фарами, который тянул пять золотых вагончиков. Причем тянул в буквальном смысле – паровоз заводился ключиком (разумеется, золотым).

Этот царский подарок предназначался Николаю II, который ещё в бытность свою цесаревичем возглавлял Комитет по руководству строительством Сибирской дороги.

По иронии судьбы, последнее в своей жизни путешествие уже отрекшийся от престола император совершил по Транссибу. Николая, его семью и прислугу под конвоем привезли на поезде из Царского Села в Тюмень, чтобы оттуда доставить в Тобольск, а менее чем через год расстрелять в Алапаевске.

Позвоночник империи

Вскоре после своего появления Транссиб стал жизненно важным органом государства российского – позвоночником империи. Когда в 1918 году чехословацкий легион, чьи эшелоны растянулись по нитке магистрали на тысячи километров, восстал против советской власти, большевики за несколько месяцев потеряли две трети территории – позвоночник оказался перешиблен, страна распалась.

Укладка пути на Средне-Сибирской железной дороге в 1898 году
Укладка пути на Средне-Сибирской железной дороге в 1898 году

В тридцатые годы Транссиб сыграл важную роль в возникновении ГУЛАГа. Миллионы заключенных отправились в Сибирь тысячами эшелонов. Некоторые народы (немцы, чеченцы, крымские татары) были практически целиком депортированы за Урал в товарных вагонах.

Чуть позднее, во время Второй мировой войны, только благодаря Транссибу удалось оперативно эвакуировать из европейской части страны десятки заводов со всем оборудованием, что привело к спасению промышленности, победе над Германией и затем – к индустриальному развитию Сибири, о котором мечтали областники.

Транссиб как литературный герой

Не вам ли памятны года,

Когда по этой магистрали

Во тьме оттуда и туда

Составы без огней бежали;

Когда тянулись в глубь страны

По этой насыпи и рельсам

Заводы – беженцы войны

И с ними люди – погорельцы..

Александр Твардовский. "За далью – даль"

Твардовский единственный из русских писателей целую поэму посвятил путешествию по Транссибирской магистрали. Но произошло это только в 1960 году. А в мировой литературе Транссиб был прославлен гораздо раньше, как современное чудо света.

Первым "удостоил" его поэмы французский поэт Блез Сандрар, в 1913 году написавший "О транссибирском экспрессе и маленькой Жанне Французской":

"Блез, далеко ли до Монмартра?"

Да далеко мы далеко

Телячьи нежности пошли на отбивные

Звенят в пустыне лишь бубенчики чахоточного стада

Курган Самара Пенза Томск Челябинск Канск Тайшет Верхнеудинск

А дальше Смерть в Маньчжурии — вот наше

Пристанище конечный пункт прибытья

Ужасная поездка

Поутру

Иван Ильич стал совершенно сед

А Коля Николай Иванович грызет с утра до ночи ногти…

(перевод Михаила Яснова)

В 1917 году другой поэт из Франции, участник Первой мировой, Гийом Аполлинер, написал в своем военном стихотворении:

Заснеженный поезд довез до метельного Томска/ вести с полей Шампани

Желая сказать, что новости с Западного фронта узнали даже гипербореи, живущие на краю земли.

Российская империя. 1910 г. Салон в поезде прямого сообщения на Транссибирской железнодорожной магистрали
Российская империя. 1910 г. Салон в поезде прямого сообщения на Транссибирской железнодорожной магистрали

На сегодняшний день существует длинный список травелогов о путешествии по Транссибу на английском, французском, немецком, финском, польском и других европейских языках. Любимый многими русскими читателями бразилец Пауло Коэльо написал автобиографический роман "Алеф", герой которого отправляется на поезде через всю Россию, чтобы ощутить, как сквозь него проходит Транссибирская магистраль.

Более известный на Западе, чем у нас, американский писатель-путешественник Пол Теру однажды прокатился на поезде "Россия" от Москвы до Владивостока, чтобы затем поделиться путевыми впечатлениями в романе "По рельсам, поперек континентов":

"Транссибирский экспресс ассоциировался у меня с несколькими днями, когда время шутило со мной шутки, точно в абсурдном сновидении: поезд "Россия" жил "по Москве", и после второго завтрака (холодная желтая картошка, "solyanka" – суп из каких-то жирных комков – и графин портвейна, напоминавшего на вкус микстуру от кашля) я спрашивал, который час, и слышал: "Четыре утра"... и спустя шесть тысяч миль, после стольких дней в поезде, я почувствовал, что все более отстраняюсь; каждое напоминание о том, что я в России: женщины в оранжевых парусиновых куртках, работающие на путях с лопатами, промелькнувшая статуя Ленина, желтая ледяная корка на станционных указателях и сороки, хрипло клянущие по-русски проходящий поезд, – обязательно раздражало. Я злился, что Россия так велика; мне хотелось домой". Пол Теру. "По рельсам, поперек континентов"

Англичанин Эндрю Диксон, шекспировед и трэвел-блогер, совершив железнодорожную поездку по Сибири, пришел к выводу, что её безграничное пространство похоже на открытый космос, а "путешествие по Транссибирской магистрали может быть идеальной подготовкой для космонавтов".

Малевич

Облава на "зайцев" в Новокузнецке

В Кузне ведут борьбу с безбилетниками.
Напомню, там провели транспортную реформу, ввели современные автобусы с "валидаторами", предусматривающими безналичную оплату проезда.
Некоторое время, пока шла наладка системы, народу позволялось ездить за счёт муниципалитета.
Привыкли.
По словам градоначальника Сергея Кузнецова, урон бюджету от безбилетников на текущий момент составляет более 200 миллионов рублей. Для борьбы с "зайцами" объявмли месячник: ловят, высаживают, штрафуют.

Общественность недовольна. Мол, итранспортная реформа кривая, надо всё вернуть "в первобытное состояние". Между прочим оплата проезда в Кузне едва ли не самая низкая в РФ - 20 рублей за поездку. Не сказать, что накладно.

В этой связи вспомнился эпизод из бессмертного кинофильма "Брат":
Малевич

Весна, я с улицы...

Сегодня во сне я писал репортаж о весне.
Простите за рифму.
Там были очевидные, но нелепые подробности об улицах, перетекающих друг в друга вешними потоками, и в троллейбусах люди оплачивали проезд почему-то вербными веточками и остро пахнущимми и клейкими тополёвыми побегами.
Так хочется весны. По Фрейду, во сне приходит исполнение желаний: голодному снится еда, а голодному иным образом - любовь. Мне вот весна привиделась, а ещё и ползимы не прошло.
Малевич

Ворсобин обиделся

На меня. Старого провинциального журналюгу, который назвал его "мудаком". Через два года. Долго копил обиду
Поводом для столь эмоциональной реакции стала публикация в "КП" за июнь 2018 года - https://www.kem.kp.ru/daily/26846/3888414/


Вот текст моего поста в ЖЖ от 28 июня 2018 года:

Начало ничо так. Потом разочаровался. Тулеев в воображении Ворсобина архибогач, равный всяческим абрамовым и абрамовичам.
А на самом деле - больной старик на казённой даче. Всячески третируемый. Даже "КП" после блестящей заметки Ульяны Скойбеды унизилась до повторения домыслов и сплетен.
Как-то совершенно низко читается у Ворсобина издёвка:

Сторонники Тулеева любят рассказывать трогательную историю, как уроженец туркменского Красноводска (сейчас Туркменбаши) нечаянно попал по комсомольской путевке в тмутаракань - на страшную станцию городка Мундыбаш. И Аман честно десять лет прослужил на заброшенном полустанке, через который за сутки проходит один пассажирский поезд. Потом его перевели в Междуреченск… И так Тулеев дорос до начальника Кемеровской железной дороги, самой большой в СССР по отгрузке угля и металла. Был «железнодорожным губернатором» государства в государстве со своими школами, больницами, спецсвязью.

Как будто это не так.
И как будто "прозревшая" Останина - борец за правду, а не конъюнктурная особа, сначала делавшая карьеру с помощью Тулеева, а потом переметнувшаяся к Зюганову.

А уж этот вовремя подсуетившийся "товарищь банкир" Буланов со своей высосанной из пальца теорией об убыточных угольных предприятиях, потому что якобы обворованных и должающих в бюджет, вообще победитель конкурса идиотов.

"Регион страха"?
Угу.
Тут то машину новокузнецкого хаусфюрера (дважды судимый вечный кандидат, ныне заявившийся на губернатора) расстреляют из крупнокаалиберной воздушки, то ему же отравляющим перцем в глаз пыхнут из баллончика. Митинга не устрой! Пикета не сделай! Ходи и оглядывайся.

Пакостники подхватили заметку Ворсобина.

Но это привычно. А вот Ворсобин - главное разочарование недели. Отличный журналист, унизившийся до предвыборного агитпропа.

Ладно. Прошу прощения за "мудака". Вы не "мудак", Ворсобин. Вы заблудившийся в политике человек, спутавший реальные ценности с воображавемыми.
Малевич

Как я ехал в отпуск, под крышу дома своего

Капитан Носов отпустил меня за несколько часов до начала отпуска - выписал увольнительную.

На каком-то поезде я добрался до Юрги. Оттуда, уже потемну,  на попутке - до Юрги-Второй, откуда идёт ветка домой. Точнее, к родителям - в родной городок Топки. Тут сотня км с небольшим.
Но ближайший пассажирский поезд под утро.
Однако на "линеечке" стоит товарняк локомотивом в нужную сторону. Бегу к электровозу, долго бежать, состав длинный и выперся вперёд до упора.
Добежал. "Возьмите! Еду в отпуск!"
Открыли. Забрался по лесенке. У машиниста аккурат сына призвали осенью. Служит где-то в Забайкалье. Рад помочь солдату.

Дали отправление.
Машинист дёрнул назад - это чтобы оторвать примёрзшие вагоны от рельс. Состав загрохотал, будто доминушки пустили.
Тронулись.
Помощник машиниста уступил своё место, сказал, что пойдёт внуть локомотива. Объяснил мне обязанности: свистнуть встречному и высунуть голову из окна - посмотреть, горит ли красный сигнал на послднем вагоне. А то, бывает, последние отрываются от поезда.
И подтверждать слова машинисты: "Вижу зелёный! Есть зелёный!"

Едем быстро. Машина влетает в снежные сугробы и разбивает их - снежная пыль взлетает выше локомотива.
Всё детство и юность прожил у ж.д., но в кабине машиниста еду впервые...

"Ты везучий, солдат. Едем без задержек, а ты, бывало, по пять часов добираемся от Юрги".
Мне приятно.
В кабине тепло. Сиденье мягкое, противогеморройное. Но спать не хочется - места пролётываем родные...

В Топках локомотив уходит далеко за станцию. Ничего, добреду.
Прощаюсь. Выбираюсь ж.д. путями к станции и тороплюсь домой пустынними улицами на Кукан. Так назвыется переулок, отсекающий нас от остального города.
Вот и родительский дом. Открывает мать. Отец на дежурстве.
"Дали отпуск!"
В доме тепло, печка ещё не остыла. Снимаю шинель и сапоги. Портянки в "печурку" над плитой. И - спать...


Как хорошо дома!
Малевич

Тяжёлые времена для угольщиков

Сайт "Бузотёры и вороньё" выходит в самые толковые и реально думающие региональные наши сайты. Хорошо формулируют посаны. Не зря говорят, что ворона - самое умное животное, умней слона. И поумней многих двуногих.

2020 станет одним из самых тяжёлых в новейшей истории российской угольной промышленности, который во многом определит ее будущее.
Цены продолжают падать, довольно непросто у многих компаний в конце года шли переговоры с госбанками, которые не хотят рисковать средствами при такой конъюнктуре, патриотическая риторика на них не действует. Более-менее социально-ориентированные угольные олигархи уже залезли в свои офшорные кубышки и фактически датируют свои предприятия, сохраняя основной персонал. Речь идет об угольных компаниях первого эшелона.

Сложнее ситуация в компаниях поменьше, которые не содержат государственных лоббистов, не коррумпируют профильных чиновников, не обладают качественными связями в госбанках. «Угольная мелочь» начала всерьез задумываться о сокращениях персонала. Пока так и не заработала схема продажи российского угля через человека Лукашенко в Украину. «Угольный» кейс - это малая часть большого договора с Белоруссией, который сегодня продолжает буксовать. Многое в нем зависит о решений по нефтянке.

На этом фоне «зеленая» проблема представляется самой лайтовой. Как известно, чиновники Минэка выступают за поэтапное сокращение угледобычи и продвижение альтернативных источников энергии. Модель Австралии их почему-то не вдохновляет, что наводит подозрение об очевидных иностранных агентах в правительстве. Которые, судя по этой ситуации, пока не собираются сбегать.
Есть мнение, что угольное лобби с приходом в отрасль Геннадия Тимченко преодолеет вялые и неподкрепленные ресурсом «зелёные» попытки Минэка. Так что «зелень» - наименьшая из зол.

На фоне катастрофически низких цен на уголь довольно странной выглядит позиция РЖД, которая практически не выполнила решения правительственной комиссии, подписанные президентом, по расшивке направлений поставок угля в страны азиатского региона. При том что угольная промышленность - крупнейший клиент РЖД. Резать курицу, которая несет золотые яйца, довольно необычная компетенция.
Еще несколько лет назад было известно, что Европа для российских угольщиков будет закрыта, нужно развивать Восток, президент стратегию поддержал, но РЖД ведет себя весьма странно.

Между тем, переговоры шли в конце года, угольщиков представлял губернатор Кузбасса Сергей Цивилев, транспортное лобби - Олег Белозеров. Чем они завершились, будем наблюдать в 2020 году.

https://buzoter.media/2020-stanet-odnim-iz-samyh-tjazhjolyh-v-novejshej-istorii-rossijskoj-ugolnoj-promyshlennosti-kotoryj-vo-mnogom-opredelit-ee-budushhee/
Малевич

Сегодня - день железнодорожника


Моё детство прошло на узловой станции Топки Западно-Сибирской ж.д.
Я учился в ж.д. школе, проходил медосмотры в ж.д. больнице, мылся в ж.д. бане. Даже карасей ловить мы ездили на товарняках на 89-й км, там в паре км был рыбный пруд.
А в новое время у нас губернатором был железнодорожник - Аман Тулеев.

Как не отметить сей праздничный день!
Малевич

День железнодорожника

Сейчас его празднуют?
Если нет, то день СОВЕТСКОГО железнодорожника.

Я родился и вырос в городке, который в свою очередь вырос из ж.д. станции.
Магистраль делила наш город пополам и то, что было за деревянным виадуком, высившемся над пристанционными путями, называлось "За линией".
Одно время мы жили в бараке близ въезда в город. Поезда таскали тогда паровозы, иногда двойной тягой, напротив нашего дома начинался лёгкий, но ощутимый для паровозов спуск и они, гуднув, входили на станцию по инерции. А когда выезжали, то трудились, набирая скорость и как бы запыхавшись.

Через пару домов от нашего жила семья ж.д. машиниста. В шкафу у него висела  форма с погонами и звёздочками на них. К нему приезжал на велосипеде "вызывальщик", иногда ночью, и звал на работу. Телефонов тогда не было, даже проводных.
Город в основном работал на ж.д. Там больше платили и имелись разные льготы. Например, бесплатный плацкартный проезд в любую точку СССР. Конечно, где есть железные дороги. Мой брат после университета учительствовал в ж.д. школе, они существовали параллельно с обычными, и тоже имел право на бесплатные путешествия.

Весь город жил по ж.д. расписанию. Вот приходит московский поезд (похмельный народ осаждает вагон-ресторан, продающий бутылочное пиво "Рижское"), это значит, что уже семь утра. Вслед за ним пробежит новосибирский, а около пяти пополудни он проследует обратно. Сразу за ним - московский. А ночью тихо пропыхтит абаканский. И совсем под утро к нам заедет поезд "Ташкент - Томск".

А в обед гудел гудок вагонного депо, объявляя полдень. Так и жили...
Малевич

Ворсобин разочаровал!

Окончание заметок о Тулееве в "КП": https://www.kem.kp.ru/daily/26846/3888414/

Начало ничо так. Потом разочаровался. Тулеев в воображении Ворсобина архибогач, равный всяческим абрамовым и абрамовичам.
А на самом деле - больной старик на казённой даче. Всячески третируемый. Даже "КП" после блестящей заметки Ульяны Скойбеды унизи
лась до повторения домыслов и сплетен.
Как-то совершенно низко читается у Ворсобина издёвка:

Сторонники Тулеева любят рассказывать трогательную историю, как уроженец туркменского Красноводска (сейчас Туркменбаши) нечаянно попал по комсомольской путевке в тмутаракань - на страшную станцию городка Мундыбаш. И Аман честно десять лет прослужил на заброшенном полустанке, через который за сутки проходит один пассажирский поезд. Потом его перевели в Междуреченск… И так Тулеев дорос до начальника Кемеровской железной дороги, самой большой в СССР по отгрузке угля и металла. Был «железнодорожным губернатором» государства в государстве со своими школами, больницами, спецсвязью.

Как будто это не так.
И как будто "прозревшая" Останина - борец за правду, а не конъюнктурная особа, сначала делавшая карьеру с помощью Тулеева, а потом переметнувшаяся к Зюганову.

А уж этот вовремя подсуетившийся "товарищь банкир" Буланов со своей высосанной из пальца теорией об убыточных угольных предприятиях, потому что якобы обворованных и должающих в бюджет, вообще победитель конкурса идиотов.

"Регион страха"?
Угу.
Тут то машину новокузнецкого хаусфюрера (дважды судимый вечный кандидат, ныне заявившийся на губернатора) расстреляют из крупнокаалиберной воздушки, то ему же отравляющим перцем в глаз пыхнут из баллончика. Митинга не устрой! Пикета не сделай! Ходи и оглядывайся.

Пакостники подхватили заметку Ворсобина.
Но это привычно. А вот Ворсобин - главное разочарование недели. Отличный журналист, унизившийся до предвыборного агитпропа.
Малевич

День железнодорожника

Родившись и выросши близ ж.д. станции, я даже время сверял по расписанию поездов, которых тянули шумно длышащие паровозы.
Иду утром в школу, а мимо поспешает пассажирский "Москва - Кемерово", значит без десяти восемь. В 12 густым басом орёт деповской гудок - все на обед. В пятом часу стучат вагоны новосибирского - надо садиться за домашние уроки. А ввечеру, практически ночью светит огнями поезд "Кемерово - Абакан" - спать...
Других не было. Только пригородный "молокан", собиравший с ферм молочко. Но он бегал непонятно по какому расписанию и не каждый день.

Наши школы делились на железнодорожные и городские. Я учился последовательно в 4-й городской, 66-й железнодорожной и 1-й - опять городской.
Две больницы были в городе - железнодорожная считалась получше.
Самым популярным местом отдыха был ДК желездорожников. И вокзальный ресторан. Впрочем, в пору моего детства других не существовало.

День железнодорожника считался главным праздником города. Конечно, у нас был механический завод и какие-то кустарные фабрички, строился цементный завод, а на окраине стояла машинно-тракторная станция.
Но...
Короче, с днём железнодороника!

Оригинал взят у muzejsveta в День железнодорожника - 6 августа
1867 год. Акции жд СПб-Москва (635x700, 237Kb)

1867 год. Акции железной дороги Санкт-Петербург-Москва.


День железнодорожника впервые был установлен приказом министра путей сообщения Российской империи князя Михаила Хилкова № 68 от 28 июня (10 июля по новому стилю) 1896 года.

Фонарь железнодорожный, Англия, 1905 год (545x700, 66Kb)

Фонарь железнодорожный, Англия, 1905 год.
Collapse )